ardm2016 (ardm2016) wrote,
ardm2016
ardm2016

Дроздовка. Женщина в экстремальном походе

Продолжаю эпическую тему "Вокруг Кольского п-ва", для разнообразия - потом снова про Штаты. Ранее было Лабиринты Варзино. Карта маршрута ВОТ.



23 авг.
Сегодня я остро осознал, что Иринин неадекват стал меня порядком напрягать. Особенно это выразилось в эпизоде со вчерашним приливом. Всё началось ещё раньше – с раскладки. Я составил список продуктов, которые ей надо было купить – и всё было хорошо. Пока вдруг в поезде случайно не обнаружилось: сахар и сою она проигнорировала.
- Зачем? Я их не ем.



То есть – решила сэкономить вес. И промолчать.
- Лучше бы йогуртов взяли есть по утрам! – ляпнула в поезде. Думал – в шутку, ан нет. Пришлось сахар докупать в Мурманске. Чему Ирина не очень обрадовалась и не раз впоследствии возмущалась:
- Вы меня нагрузили! – с негласным намёком: «Я же женщина! Как не стыдно!»



А у самой в рюкзаке оказывается припрятаны: железные ножницы большие, полкило шампуни, большое зеркало, хозяйственного мыла кусман… И это только то, что я увидел. Известно, что раскладка формируется равномерно по группе. Я же изначально ей сделал «скидку» в 2 кг. И трудности все изначально оговаривались - Ирина сказала твёрдое «Да».



- Выброси! – сказал, увидев шампунь, ножницы. Не слушает:
- Камеру свою выброси!
- Я не жалуюсь.
- Правильно! Вы не себя, меня нагрузили!



И так повторялось уже раз пять с Дальних Зеленцов. Особенно мне запомнилось про «тяжёлый» Иринин фотоаппарат Олимпус, который почему-то в Москве фигурировал как «лёгенький». Дима её пожалел, забрал кое-какие вещи, стал руку подавать – вытягивать с рюкзаком, отчего его колено тогда и разболелось. Но я как-то всё это пропустил мимо, подумав – ерунда, поймёт, в походе утрясётся. А теперь смотрю – нет: Ирина даже не понимает причин, как подвергает опасности всех. Не раз ей говорил про очки – подвяжи резинкой, чтобы не потерять и не разбить. Отказывается.


- Ты понимаешь, что если они пропадут в реке или разобьются, нам придётся тебя за ручку вести? Ты в своём уме? – надавил я. И услышал:
- Ага, и буду выглядеть, как дура!
- Да кто на тебя в тундре смотрит? Росомахи?
-Сам ты росомаха!
Так и не подвязала. И вот – теперь этот прилив… А мы – идиоты. Что в следующий раз? Как тут быть? Перспективы не радовали. Пора отправить Ирину в Москву, решил я. Но пока ничего не сказал.



Плотный туман, видимость метров 100. Всё, началась булимия. Поклевал жареной картошки… Уже не могу есть – сколько можно! И всё равно ещё поклевал.



Осмотрел всё, что не успел вчера из-за мороси. Вернулся – опять едят. К вечеру туман снесло, в 17:00 вышли, несмотря на протесты. От военной части ведет дорога. Положившись на неё я сбился с курса, не проконтролировав направление. Пришлось возвращаться. Поэтому в устье реки Дроздовки были поздно – опять в туман. Выше по реке наткнулись на палаточный лагерь - дочерний Варзинского, где нас радостно встретили Женя и Саша, только что проводившие группу туристов и ожидающие вертолет, чтобы вывезти лагерное имущество. Им показалось - их группа вернулась! Не ожидали совсем.



С ходу съели три банки тушёнки с хлебом – меня даже затошнило… А тут ребята стали щедро одаривать нас деликатесами.



Пока мы чавкали тушёнку, Ириша уже освоилась у ребят в палатке, и последствия не заставили себя ждать. Заходя в нашу палатку, уже ночью - после посиделок, споткнулся о головку сыра, завалился на банку малинового варенья.



Катятся яблоки, апельсины, а Ирина сидит, улыбается и ест… Лишнюю ложечку сахара бухнуть в кружку с чаем для неё стало делом привычным… Вот тебе и «Я сахар не ем!».



Мне вдруг стало так смешно! А тут ещё две банки малинового варенья по краям от входа стоят, словно на страже. Да, как же люди в походе меняются! Становятся настоящими, прозрачными – видны все достоинства и недостатки. Представления о жизни сталкиваются с континентом самой жизни и происходит потрясение. Главное – чтобы оно не отразилось на всех, понял в тот момент я. Ох Ириша, Ириша! А если бы ты позавчера утонула?



Ночью проснулся и потянул руки к апельсинам. Невольно проверил порог чувствительности заголодавших людей. Только дотронулся до пакета, малейший звук – глазки уже у всех открылись!



Но все так объелись, что лишь прислушались, ограничившись вздохами, чтобы утром высказать самое радикальное мнение.



Погода к ночи совсем мерзопакостная - мгла, холод, временами дождь. Приходят грустные мысли о скорой кончине лета, о том, что мы можем не успеть и вляпаться в зиму. Надо спешить.




Далее: Губа Ивановская
Tags: Кольский вокруг, Кольский полуостров, государственная граница, женщина в походе, конфликты в походе
Subscribe

  • Возвращение

    Продолжение. Ранее было В Умбе у Бродулина. Старая Умба Вообще Умба это была первая цивилизация на всем пути с ЗАТО…

  • В Умбе у Бродулина. Старая Умба

    Продолжение. Ранее было Варзуга. Почти три месяца пешком Так уж сложилось, что заканчивая свое трехмесячное пешее путешествие…

  • Варзуга. Почти три месяца пешком

    Продолжение. Ранее было Чаваньга - Кузомень 18 октября. Ночью ветер, непогода. Природа грустит вместе с нами. Приезжают…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments