ardm2016

Categories:

Амантани и плавучие острова Урос

Продолжение. Ранее Храм фаллосов Inca Uyo. Чульпы

Ну... почти
Ну... почти

Поездка на камышовые острова Пуно мне показалась куда более интересной, чем посещение Острова Солнца. Самостоятельные путешественники отзываются чаще наоборот. Вот, плавучие острова — сплошная показуха для туристов. А Остров Солнца это природа, ширь, горизонты...

Позади - Пуно
Позади - Пуно

Однако, коснувшись истории плавучих островов, ты навсегда попадаешь под их очарование. Потому что тростниковые острова, это в первую очередь тростниковые лодки бальса, которые сохранились здесь, на озере Титикака, от неких «древних», таинственных поселенцев. Лодки похожи на древнеегипетские «папирусные». И это не может не удивлять! Лодки сохранялись без изменений сотни лет. Такими, какими вы видите их сегодня, их обнаружили и описали первые путешественники-европейцы у местного племени урос. Прототипом такой лодки стала и знаменитая лодка Тура Хейердала "Ра".

Поселенцы, оставившие после себя лодки, были наследниками полигональных кладок, инкской и до-инкской культур. Храм фаллосов, что я описал в предыдущем посте, рассказывает нам о той же «древности региона Пуно», с его Островом Солнца, Пума-Пунку. Всё это один регион — озера Титикака. А полигональные кладки, минуточку, это не только Перу. Это и остров Пасхи. И Индия. В Египте полигональной кладки вроде бы как нет, но есть другие технологии, идентичные Южной Америке.

Но всё по порядку. 18 апреля остался в Пуно. Поехал на остров Амантани — вчерашний гид подсказал как «дикий, таинственный остров». 

В городе Пуно несколько «автобусных точек» – на разные направления. Вчера уезжал к чульпам на одном из одного угла, сегодня на осторов Амантани поехал на другом из угла другого… Остров оказался ничем не примечательный, кроме всё тех же вездесущих террас, навсегда изменивших его первичный облик, — как и всего озера и даже региона, начиная с Тиуанако. Однако, именно на Амантани живут те из кечуа, кто носит традиционную до-испанскую одежду.

Остров считается также священным, как и Остров Солнца, но несколько иначе.

Амантани — остров первотворения, Пуп Земли. В в то время как Солнечный культ на Острове Солнца основывался по какой-то другой причине.

Добираться сначала на маршрутке, потом на катере — пароме. Амантани, второй по величине на озере, оказался густо заселён. Это своеобразный «спальный район» Пуно. Мусора везде... и это сразу меня оттолкнуло. Течет ручей, завален пластиком, хоть бы убрался кто. А ведь остров — священное место… Здесь были храмы Пачамамы (Мать-Земля) и Пачататы (Отец-Небо, храмы находятся на высоте 4200 м). Сейчас от храмов остались развалины. Даже больше сказать – восстановленные контуры оснований. Что за традиции здесь жили, чему были посвящены и как проходили – не известно.

Одежда кечуа на Амантани это: платки с полами до пояса, многоцветные снизу юбки, широкие и расшитые — как у оленеводов севера, пояса, сумки.  Думал с Амантани сделать круг до соседнего острова Taquile и вернуться в Пуно какой-нибудь другой дорогой, посмотреть новенькое, да оказалось, что только за 50$ можно перебраться с острова на остров. Опять вспомнил про пакрафт... Вернулся в Пуно на маршрутке прежним путём.

Леса на Амантани, в отличие от Острова Солнца, побольше. Те же эвкалипты. Но выглядит всё равно убогенько. Несмотря на национальный колорит населения. И снова кресты, символы христианства. На молитвы время есть. На экологию — нет. Газово-нефтяной сектор, бесконтрольно эксплуатируемый, и привел к такому отношению. КПД увеличился в сотни раз, в результате чего труд и его последствия обесценились. 

Как народ одевается, это на острове самое интересное. Из-за убожества я даже и наверх, к храмам идти передумал.

Фотографироваться островитяне отказываются напрочь. Залезть под цветную юбку кечуа было делом не лёгким.

Во вторую половину дня успел обернуться на плавучие острова Урос. Своеобразная тут жизнь. Остров, если окинуть взглядом, это небольшой периметр, сплетённый или сложенный, на котором кто-то поселился. У каждой семьи свой камышовый островок, точнее сказать — натрамбованная площадка для жизни. Много строений из камыша. Многоэтажных зданий не видел, но думаю, они тоже возможны. Как правило, основания зданий и строений уже из досок – традиции строить из камыша «абсолютно всё» отошла в прошлое. В ходу газ, солнечные батареи. Много и свайных домов, уже не отличающихся от современных, с отделкой и удобствами. 

Катера от Пуно провозят туристов по центральному каналу сквозь камыши и швартуются к островкам. Здесь туристов приветствуют жители и завлекают на шоу в стиле «как мы живём». Предлагают за пару баксов покататься на камышовом плоту - «бальса», «бальза» (у местных — просто «тоторе», в честь камыша).  Плот украшен для антуража головами пум (наверное, в честь озера) или ягуаров — не понять. Скорее уж это головы домашних кошек.

Кроме маленьких семейных островков имеется парочку центральных площадок для туристов, с барами — ресторанами. В глубине обширного камышового моря, раскинувшегося по озеру Титикака на километры, на соседних каналах, существуют и фешенебельные стоянки-отели.

Быт своеобразен. Тростниковый остров это вам не хухры-мухры. Его необходимо регулярно достраивать. Одежду стирают «местные жители» в свое же озеро. Ну а куда ещё. Кто сетки ставит, кто рыбу разводит. Бакланов привязывают — так их приучают ловить рыбу. Против крыс содержат кошек. Цветы камыша «тотора» используют в чай.

В целом, быт как быт. Разве что традиционные печи для приготовления пищи, да глиняные чугунки покажутся интересными искушённому в путешествиях человеку. При условии, конечно, что он не знает о лодках. Но лодки... Посмотреть их, как я уже упомянул, походить по ним, зная, что это древнее наследие былых путешественников, было интересно.

Лодка спокойно выдерживает 20 человек. Гребцы на ней чаще всего это женская половина населения Плавучих островов.

Официально считается, что традиция плести острова принадлежит к народу уру (урос). Которое и населило озеро тростниковым способом лет 1000 назад. Но современные урос не говорят на своем языке. Яко бы они перешли на испанский лет 300 назад. А до этого, во времена инков, на язык аймара. Но национальность — это именно язык. Поэтому вряд ли те, кто называет себя «урос» сегодня, ими и являлись.

На главном канале, по которому завозят и вывозят туристов, расположена «центральная часть» всего островного поселения — поселковый совет, он же — школа. Здесь отсыпанная грунтом футбольная площадка, — видно, когда-то именно так и обживали острова. То есть, завозили грунт, сажали растения. Сегодня таких островов не видно, или они где-то далеко спрятаны.

Возвращаясь с экскурсии, уже в сумерках, смотрю, женщины в юбках играют в футбол. Цветные такие! Как специально ряженые, а ведь нет. Я уже слышал о женском футболе в Боливии и показных драках на ринге. А тут вот увидел не для туристов, обыкновенный жизненный сюжет.

Да, интересно это всё. Вот второй день брожу по городу, наблюдаю лица. Порой страшные парочки такие попадаются... Девушки тащат за руку мальчиков и обнимают, гладят даже. Любовь, взаимность проявлять здесь «прилично». 

Я вспомнил свою православную подружку Алю, которая даже по имени меня ни разу не назвала за месяц нашего совместного путешествия по Таиланду… У перуанцев все проще. Встретились, понравились, значит – надо жить семьёй. А у нас в России всё выбирают, сомневаются и не могут определиться.

Продолжение следует


Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.