ardm2016

Categories:

По 110-ой дороге на "пьяных" бензовозах

Продолжение. Ранее было Баргузинская долина, Янжима и Умхей

15 сентября — покинули Умхей и вернулись 1.5 км на основную дорогу, здесь же — брод через Баргузин. Ну что ж, машин смотрю — нет, придётся пешком... Давай Аня, говорю, будем реку вброд переходить. Аня: ну ты иди, а я посмотрю пока. Присела на пригорок и смотрит. Я сунулся в Баргузин раз, два — высокая вода, течение сносит. Тут и машины приехали! Перевезли нас. Пеший брод оказывается чуть выше, метров на 30. Так надо же знать.

Однако, на том и закончилась наша поездка в тот день. Люди изредка едут на Умхей, или просто к реке отдохнуть, а вот дальше с попутками плохо.

За бродом 300 м. и кордон заповедника Джергинский. Пришли туда около 12 дня и застряли. «Должны бензовозы (наливники) сегодня пойти, — осчастливили нас егеря. — До 13о километра. Это 109 км от кордона». 

Всего до конца дороги, посёлка Кумора, приблизительно 180 км. Так что, если повезёт, останется пешком ещё 50. Бензовозы ходят к золотарям, раз в неделю и реже, не факт — что будет место. Но мы остались ждать, чтобы уж точно сесть в кабину. На кордоне шлагбаум, все останавливаются.

Но бензовозы не появились. Так и остались на кордоне.


Вход в заповедник, то есть просто проезд через его небольшой участок, платный. Расплатились горой мелочи, набранной для этой цели у Янжимы. Всё закономерно!

Мужики на кордоне неподкупные и справедливые — бесплатно не пустят, но и на холоде не оставят, накормят. Кордон легко обойти.

16 сентября. Бензовозы подошли около 12 дня, три УРАЛа. Сутки их ждали. Водители: Виталий, Валерий и самый младший — Дима. Двое бурят и русский. Местные эту компашку называют «Дикая Бригада». И правда, путешествие с ними оказалось незабываемым. Такое возможно только в России.

Главарь Виталя
Главарь Виталя

Сразу как поднялись из долины Баргузинской котловины в горы, сразу и осень: лиственницы жёлтые, тундра бурая и даже серая — стланик полностью облетевший. Здесь тайга уже была готова к зиме. Лишь по долинам рек берёзки ещё желтеют. Контраст с Баргузином сильный.

Дима
Дима

110-я дорога, которую называют просто «БАМ», была построена в 70-ых 20 века. Тогда она была проезжей даже для мотоциклов. Сегодня только для УРАЛов и подобной им техники. 110-я единственная дорога на восточной стороне Байкала, соединяющая север с югом. Если открыть карту, можно увидеть и другие дороги, но все они уже считаются непроезжими.


На среднем плане - Валера
На среднем плане - Валера

До 90-ых дорога поддерживалась. Лет 10 назад машин ещё ходило много, и по 20 в день, возили грузы на БАМ. Тогда она была уже сложной, разбитой, застрять можно было капитально, а помощи никакой. Года два назад на удивление дорогу подсыпали и подлатали, но поток машин резко упал. Сегодня здесь только туристы. Они ездят на озеро Балан Тамур или чуть ниже перевала — на поворот налево, ведущий через реку Намаму к другому перевалу — панораме хребтов.

Озеро Балан Тамур — одно из почитаемых в окрестностях мест (бурхан) и чуть ли не самое крупное горное озеро в районе. Если пробираться дорогой 110, то лучше через это живописное, окружённое скалами озеро. У нас просто не хватало времени делать крюк и ходить неделю-другую пешком. Хороший маршрут, это вот на это озеро, сделать круг — выйти на перевал Дуван, с него в Улюнхан. Потом подняться по реке Алла и выйти через другой перевал на оз. Фролищи и Байкал.

Дорога тяжёлая. Бензовозы пробираются здесь замедленно, с трудом.

Побрызгать
Побрызгать

Оказавшись в компании водителей, мы окунулись с головой в их трудовые будни. Основная цель всей этой поездки, как мы тут же убедились, это не доставить побыстрее 24 тонны солярки на базу в тайгу, а останавливаться у каждого приметного места (бурхана), чтобы побрызгать (пару капель духам), а проще говоря — бухнуть. У каждой реки, на любом подъёме — духи же везде. Для этого у Виталия припасена 5-л канистра спирта, которую надо во что бы то ни стало опустошить за эти 2 или 3 дня поездки, и протяжённость рейса строго зависела от скорости потребляемого. Особенно, когда «что-то случается». Это «что-то» и встречные туристы в том числе. Вот почему УРАЛы задержались на сутки!

Так повстречавшаяся группа отдыхающих с Улан-Удэ сдетонировала Дикую Бригаду на беспробудное пьянство. Повстречав туристов, мы окончательно убедились, что значит путешествовать по Бурятии. Это обязательно выпить, и ещё раз, и угостить, а то и споить всех встречающихся. Отказ от пития воспринимается неоднозначно. Мы с Аней естественно не пили.

Первая большая остановка на пути от кордона, это перевал. Были там только к вечеру. Он расположен на 85-км дороги, с него отличные виды на тайгу. На перевале растёт можжевельник, чабрец. А багульник здесь двух видов, один с мятным привкусом. Настроение портит мусор, он везде валяется. Как мы поняли позже, это потому, что у пьяных водителей только и остаётся сил, что его раскидывать.

500 вперёд, назад вперёд, - наш тепловоз как зверь летит
500 вперёд, назад вперёд, - наш тепловоз как зверь летит

Водители поначалу, до перевала, сдерживали свои питейные страсти, пытались быть культурными. А потом как понеслось...

В результате первым «отказал» Валерий. Он отключился прямо за рулём, и 8 тонн солярки уткнулись в какой-то бугор из стланика, — повезло, что не на склоне и не в канаву. Началась перепалка. Виталя подбежал к машине и стал тормошить своего попутчика, обвинять его, мягко говоря, в отсутствии культуры пития. Валерий кое-как поехал, но стал отставать, и в итоге остался ночевать на перевале. Мы ждали его несколько раз, пока он совсем не исчез из поля зрения бокового зеркала. При этом на любой остановке, даже получасовой, двигатели не глушили. Мол, мы богатые... Что и сказалось впоследствии.

Вот как это выглядело на видео.

Виталий оказался самым активным алкоголиком — буйным. Дима — самым непьющим, поэтому в него приходилось настойчиво вливать. Технология спаивания всех и вся проходила по одному и тому же сценарию: бурхан — отметился, уважаешь или нет. Когда Валерий начал отставать, то Виталя, дождавшись его, обязательно напоминал тому, что тот распиздяй, напился, и тут же ещё подливал — а последний и не отказывался. До темноты планировалось доехать до избы, где остаться переночевать, но этот план оказался трудновыполнимым. К сумеркам и Виталя уже так набрался, что не видел, куда едет. Несколько раз я пытался всех водителей вразумлять, в ответ только звучало: «Перевал прошли — всё будет хорошо!». Ну да, думаю, стена леса далеко уехать в тундру не позволит. Поначалу мы с Аней ехали вместе, с Виталием, в начале колонны, но после того, как Валера потерялся, Виталию стало скучно, и он начал: «Вот как это так путешествовать, да еще с женой, это мы ребята нормальные, а вокруг золотарей хватает. Ребята голодные, и тайга молчать будет. Не они, так медведь порвёт, как портянки!». И раз 10 всё это повторил, стал ругаться. Поэтому на очередной пьяной остановке я пересадил Аню в УРАЛ позади. 

Аня в роли Дикой Бригады
Аня в роли Дикой Бригады

Виталя же продолжил свой пьяный бред. Остановился и минут 15 пытался меня уговорить пить спирт. Не добившись толку, стал глотать сам, уже чистый прямо из канистры и затих. Я стал тормошить его ехать, но он отрубался даже на переключениях коробки передач (когда машина на мгновение замирает). Был и такой момент: 

— Зверь! Давай стреляй! Лупи по ним! Ты что, не мужик? Лупи!

Ружьё было. Но зверей никаких не было... Всю вторую половину дня, а после перевала — уже и в темноте, мы ехали до гипотетического дома, где тепло, хорошо и можно ночевать. И тут мне этот план показался ну совсем недостижимым. До дома оставалось «совсем чуть-чуть», и длилось это уже часа два. На улице с ночью подступил холод, чуть выскочишь из  машины — уже трясёт. Да и в машине трясло... А виды кругом мелькали потрясающие. Фотографировал, как мог.

Заглянув в Забайкалье, я понял наконец, что такое множество раз упоминаемые писателем Григорием Федосеевым "гольцы"
Заглянув в Забайкалье, я понял наконец, что такое множество раз упоминаемые писателем Григорием Федосеевым "гольцы"

Проехав ещё немного, Виталя повернул на какую-то дорогу и залез в болото. Свернул не на тот поворот — слава богу, как раз у дома. Так мы наконец приехали: я взял вещи, повыбрасывал весь спирт (сыт был по горло! надо было раньше) и пошёл к дому топить печь. 

Предзимняя тайга Забайкалья
Предзимняя тайга Забайкалья

Следом подъехали и Дима с Аней. Дима был уже трезв и очень удивился моей стойкости: «Как это Виталя тебя не споил!». Растопили печь, принялись за ужин. Виталя выбрался к теплу, и тут его накрыла белая горячка. Он схватил нож и стал задирать меня: «В глаза мне смотри!!!». И т. д. Я вел себя спокойно и Ане посоветовал также — игнорировать конфликт. Это была лучшая тактика. Он с ножом, а я ему: чай вот попей, перекуси... сам же смотрю, что он делает. Я переживал только за одно: лишь бы Аня не влезла и не началась перепалка. Но Аня вела себя достойно! И очень мудро. Тут Дима стал успокаивать разбуянившегося Виталю, тот поунялся. Поели, легли спать. Я вышел из домика и слышу, как Виталя своему напарнику: «Иди к ней, ляжь рядом!». Аня молодец, не растерялась: «Дима и так спит рядом!». Не представляю, чем бы всё закончилось, будь на её месте кто-то другой. И на улицу идти ночевать не охота — днём было +20, а теперь мороз!

Все эти приключения конечно нарушали сосредоточение на прекрасном вокруг и отвлекали, но в целом не помешали нам насладиться горными видами этого региона. Мы даже с Аней поднялись на небольшую скалу на перевале, пока наши друзья бурханили. 

Я старался сфотографировать всё, что мог, не выпуская из рук фотоаппарата, пока было светло. Надеюсь, я донёс до вас красоту тех мест, я бы даже сказал — уникального уголка планеты. Который отложился в сердце — надо бы там ещё побывать.

17 сентября. Утром Виталя предстал уже другим человеком. Говорил мало, был вежлив. Виновато смотрел в пол. Вздыхал и переживал: как же так, что же теперь делать с УРАЛом, что водка — зло... И как не пить? Тяжёлая работа, холодно... Жизнь такая сложная!

Ну а как не пить — сильнейший аргумент! Не представляю, чтобы где-нибудь ещё в мире вытворяли подобное. Конечно, и на Аляске выпивают. Но не на бензовозах же.

Свой УРАЛ Виталя посадил в болото всеми мостами, намертво. Дима попытался его выдернуть — трос оборвался. Возник вопрос опохмелиться, а канистры нет. Стали искать, даже по дороге прошлись. Естественно, я ничего не знаю, а канистру запрятал.

Валера с утра так и не появился — пришлось за ним ехать обратно к перевалу. Оказывается, у него тоже был спирт, и он продолжал согреваться там всю ночь. Замёрз — выпил — заснул. За ним съездили — и вернулись тоже бухие... Откуда!? Спирт нашёлся ещё и у Димы. Валера как вышел с кабины, так и рухнул под колёса своего УРАЛа, тут же и захрапел. Канистра спирта, видимо, разошлась по отдельным бутылочкам каждому, но того хватило лишь на опохмелку. Я вздохнул облегчённо. Ура, более-менее трезвый день всё-таки начался!

Вечный!!!
Вечный!!!

Конечно, это пьянство давно бы закончилось, если бы не сами напарники Виталия. Дима и сигарету ему подносит, и зажигалкой чиркает, и согласился идти искать канистру со спиртом. Вместо того, чтобы лечь и молчать, игнорировать выходки и отдыхать, когда Виталя включает «быка». Не обращать внимания.

Делать нечего, Валера в отрубке, Виталя в болоте. Ничего не оставалось, как отправить Диму до рудника за вездеходом. Так мы добрались-таки сначала до 110 км — здесь столб с табличками и сувенирами от путешественников. А к 16 часам и до 130 км. 

На 130 изба. Отсюда две дороги. Прямо — на БАМ. Направо — на перевал к золотарям. Тут хорошая идея приходит в голову. Погода весь день безоблачная, так почему бы не проехаться с Димой до перевала, посмотреть закат? А потом прогуляться, спуститься несколько километров обратно к избе. На том и порешили. 

Забайкальские духи выглядывают из лиственничной тайги
Забайкальские духи выглядывают из лиственничной тайги

Попили чаю и УРАЛ стал подниматься на перевал. Дима говорит: «Это самый сложный перевал!» И... неожиданно машина глохнет! Что случилось? Да солярка закончилась! Бензовоз стал сползать, мы повыскакивали из кабины. Ручник не работает, Дима стал притормаживать УРАЛ камнями с обочины, и о чудо — успел! Вот у них приключений... не уж то каждый рейс так?

Солярку пришлось сливать из бензовоза «во что-то». Потом оказалсь, что и подсос не работает. Нет, он и позавчера ещё не работал, но в попыхах, пьяной горячке, все уже об этом забыли... Запамятовали, что остановка двигателя недопустима. Дима чистил, продувал — бесполезно. Так УРАЛ и остался на склоне. Даже залезать в кабину уже было стрёмно! А вдруг покатится?

— Не покатится.

Блин. Какая уверенность! Даже допустить мысли о возникновении подобной ситуации это уже что-то ненормальное.

— Что будешь делать?

— Ждать помощи. Кто-нибудь поедет.

Идти пешком 60 км он не захотел. Тайга, медведи, страшно... Но Дима оказался самый адекватный из Дикой Бригады — вот на него все шишки и валятся. Виталя ему: «Салага! Ничего не знаешь! Я научу тебя жизни!». И правда — посадил машину в болото... А Дима теперь отдувается за всех, учится. Те спят в тепле у печки, а этому выкручивайся: или пешком, или жди — мёрзни в кабине, голодай. Продуктов уже нет! Фонаря даже... Только спирт.

Зарисовка на обочине дороги 110
Зарисовка на обочине дороги 110

Ну, говорим, мы пошли вниз, ты замёрзнешь — приходи. Дали ему фонарь, договорившись, что если уедет — припрячет в условленном месте.  Потом услышали: завёлся.

Избушка 130 км стоит на ручье в километре от реки Светлая. Ночью зашуршали мыши, одна разбудила. Проснулся и к утру всех переловил методом Александра Колгина — живьём, с помощью миски и проволоки. И отправил в плавание по ту сторону ручья.

Ни одной машины не нагнало нас за эти три дня. Две были встречные: джип и вездеход. Последний по идее должен завтра пойти обратно.

Последнее тепло в этом году
Последнее тепло в этом году

События за эту пару дней мне характерно напомнили слова Виктора на кордоне реки Соруг: «Да в целом мы какие-то не те. Вот детство вспоминаешь, все кого-нибудь поймать, замучить животное. Наверное, поэтому и бардак у нас такой в стране, и не ценим, и не учимся, и не умеем потому ценить».

Правда. Налицо у многих русских пренебрежение и даже безжалостное отношение не только к природе, но и к себе подобным и даже к себе самим: здоровью, работе, солярке. Я не впервые задумался о природе такого отношения. Наверное, это результат войн, катаклизмов, репрессий. Незрелые отношения порождают ещё большую незрелость. Человеку родители дают пиз...цы, а он их потом несет, будто эстафету — как самую закрепившуюся в головном мозге реакцию. Вот например Ирина Опанчук в нашем путешествии по Кольскому полуострову. Брала без спросу и мыла наши вещи (ложки, миски) и перекладывала на другие места. А я же собираю рюкзак последовательно, поэтому естественно, что было отложено в сторону, то там и осталось. И несколько раз с ней было так... Говорить бесполезно. Почему? Да потому, что детстве ее, оказывается, заставляли много работать по хозяйству и в огороде, вот и выработалось отношение: помыл — значит молодец! А так как мы в одной связке, то страдают то все. То есть, Ирина через меня себе же это показывает... Как в кино! Понимаете? Вот вам и ответ, почему в России всё так, как оно есть. Мы — в одной связке.

В 21 веке к этому добавилось, что народ из-за Ютуба и «теоретического взгляда на мир» сильно поглупел. А вседозволенность сферы потребления, избытка ресурсов, приукрасила людские отношения особым гонорным чванством. Отсюда пренебрежение.

Река Светлая. Проезжаешь вот такие утёсы
Река Светлая. Проезжаешь вот такие утёсы

Котик ласковый почему? Потому что любит  поглаживания, которые напоминают ему о детстве, когда мама вылизывала ему шерстку. И мы — то же самое.

Только у нас этот процесс связан с осознанием. Оно также сопряжено с чувственными переживаниями, когда что-то новое вызывает эмоциональные реакции и как их результат — новый опыт, который потом «доходит» (закрепляется нейронами). Но — через понимание, диалог с собой. Поэтому теоретически измениться невозможно. как и теоретически (редукционно) понять истину. Это, то есть советы и книги, работает только на начальном этапе. Понять новую концепцию в принципе можно, представить даже, но образ мысли и действия всегда будет возвращать ментальность к привычному до тех пор, пока нейронные связи не будут изменены принуждением. То есть — практикой (в примере с котом — поглаживания).

Процесс осознания наиважнейший для развития человека, и он тоже — физическое развитие. Оно же — самосовершенствование. Это очень важно понимать, что необходимо заботиться о теле и уме, как о храме. Поэтому для меня духовный опыт и опыт физический, это одно и то же. Просто мы разделяем «тело» и «дух», а на самом деле всё это существует и может существовать полноценно только вместе. Что мы собственно в природе и чувствуем, когда оказываемся в ней.

Жаль об этом сериалы не снимают. А ведь работа с сознанием — одно из интереснейших развлечений в жизни. Ведение дневников сильно в этом помогает!

Продолжение следует


Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.