ardm2016

Category:

В Умбе у Бродулина. Старая Умба

Продолжение. Ранее было Варзуга. Почти три месяца пешком

Так уж сложилось, что заканчивая свое трехмесячное пешее путешествие по Кольскому полуострову, мы остановились в конечной точке маршрута – районном центре Умба. После 700 км, большая часть из которых пролегала по скалистой местности Баренцева и Белого морей, нам посчастливилось оказаться в трехкомнатной благоустроенной квартире, в гостях у Бродулина Анатолия – коренного местного со всеми вытекающими. Этот невзрачный с виду, худощавый человек оказался настоящим самобытом, личностью талантливой и выдающейся. Вот его, и наша история.

Старая Умба и река Умба
Старая Умба и река Умба

— Мать приехала в Кандалакшу после войны, — начал Анатолий увлекательное повествование о своей жизни, — устроилась работать в магазин, и по доброте душевной отпускала людям товары в долг. Время было суровое, и ее осудили за растрату. Отбывая срок, она родила меня — и нас сразу же разлучили, жестокие были порядки. Получилось, что по одну сторону колючки была мать, а по другую в продуваемом бараке голодал я. Свидания были кратковременны и редки, никто обо мне не заботился, кормили чем попало, лишь бы не подох, продукты разворовывали — вот такая вот система. Каждый раз, завидя меня, мать начинала не плакать, а выть. Это я хорошо запомнил! 

— Ты был весь худой, посиневший, не кричал, совсем не двигался. Грудь распознавал не сразу, и я каждый раз думала, что вижу тебя в последний раз.

— Ну, сам понимаешь, что такое материнское сердце! – продолжил Анатолий как ни в чем не бывало, словно разговор идёт о застолье, а я — способен рожать. — В маму даже стреляли! Она непрерывно рвалась ко мне через колючую проволоку. Вот с вышки вертухай и пальнул... Через воротник просвистело! Чуя беду, мама раздобыла листок бумаги, конверт и не долго думая написала письмо с пометкой: «Москва, Кремль». Почерк у нее был от бога, каллиграфический, слог — все бабы рыдали. Написала, запечатала и с огромным трудом переправила, надежно сокрыв от чужих глаз. Что же думаешь? Дошло! Явилась из Москвы целая делегация с проверкой, головы полетели... «У нее 70 нарушений, она рецидивист! — доказывала на собрании директорша этого концлагеря... И не удалось: на поверку оказалось, что все нарушения одного характера. Мать к сыну рвалась... Ну ее досрочно и освободили! Весь лагерь гудел!

Река Умба
Река Умба

Интересно: Советская система чуть не лишила Анатолия жизни, принесла горе его семье, а он вспоминает о ней с ностальгией. Люди — именно в них Бродулин склонен видеть причины всех зол. То есть в «качестве» человека, нежели во вне – где-то в мире. За бугром ли, или по причине обстоятельств.

— А ругают революционеров — чего, мол, эта Советская власть дала? Расправились с церковью — так безграмотность победили! А сколько всего построили! Вот, говорят, русские дороги... А площади какие, вдумывались? Не точка на карте! К Ленину не крутые на мерседесах, а обычные люди в лаптях приходили. И лично беседовали с ним. Исторический факт! А сегодня разве к Медведеву в лаптях подкатишь? Чего ж Ленина, Советскую Власть хаять? Посмотри на Умбу сегодня — три мэра в городе! Что за дурдом? Дармоеды! Раньше в лесхозе были инженер да бухгалтер – и 600 человек народу. Считали на счётах и со всем справлялись: и наряды, и кормёжка, и ведомости, и отчёты. Сегодня в бухгалтерии 8 человек сидят за компьютерами – чем занимаются? Народу в лесхозе раз-два и нету. То же в администрации: зам на заме – ничего не добиться. Раньше прямо к председателю шёл – и без лишних проволочек.

Окрестности Умбы
Окрестности Умбы

Анатолий по профессии плотник, по призванию — местный Кулибин, мастер на все руки. К олигархам работать не идет, отказывается от заманчивых предложений с окладом 50$ в день (зарплаты в Умбе 4000-7000р в месяц!). То есть предпочитает сидеть без куска хлеба, экономить электроэнергию, нежели помогать тем, кто наживается на народе.

— Они на «мерсах», а я за копейки??? Не уж, дудки! Ворьё — их чёрные деньги мне не нужны. А от голода друзья не дадут пропасть.

А сам перебивается, еле сводит концы с концами. За квартиру 3 года не платит. И при этом готов помогать любому труженику бесплатно, лишь бы он «человеком был»! Одной бабке часы починил, которые двести лет простояли. Летом рыбалка, кому что подшаманить по друзьям. Вот батюшке в Варзуге решил подсобить, т. к. это «совсем другое, богоугодное дело».

Окрестности Умбы
Окрестности Умбы

— Но это еще не вся история, погоди чай пить! — продолжает гостеприимный Анатолий. — Слышь, что еще скажу! Мать освободили, но с выплатой долга по месту работы. Она туда-сюда, пошла к людям, мол старые долги возвращайте, да как бы не так! Плакали денежки! Устроилась работать на овощебазу, и с каждой получки почти все отдавала государству. А меня же растить, кормить-одевать надо, безотцовщина, вот и наступил голод. Иной раз сама ничего не ест, все мне, мне... На работе втихаря сырую картошку грызет. От такой горькой доли и присела мать за новое письмо, стала сочинять: «Дорогая Партия! Родное правительство! Так мол да этак!». На сей раз долго ждали ответа, не надеялись уж. И вдруг — распоряжение: «Такую-то от повинности освободить!» Вот счастья было! Я этот день хорошо запомнил. Еще бы, столько конфет за один присест я еще не едал!

Мама умерла несколько лет назад. Кремлевские письма до сих пор хранятся среди прочих бумаг за потрескавшимися дверцами серванта – для Бродулина они самая большая ценность в жизни. Других родственников у него нет, не было. Я сравнил Анатолия с Рудольфом из Тетрино – какая же между ними разница! У того 4 детей, жена черт знает где, мать 30 лет не слышал, хозяйство запущено и жадность видна невооружённым взглядом, на людей обижен и даже зол. И вот Анатолий – жены не было и нет, с матушкой всю жизнь прожил, работать умеет, гостей любит – в разговоре в глаза смотрит, к людям тянется (известно, что лишь дети да цыгане смотрят в разговоре на лицо собеседника непрерывно, да любящие друг друга 60% времени), есть своё – независимое от обстоятельств мнение и суждение. И в чём здесь положительные и отрицательные влияния «основного инстинкта»? Поди разберись! По Фрейду, раз человек реализовал инстинкт, он становится максимально самодостаточным и гармоничным. А здесь наоборот.

20 октября.

Дождь весь день. Остались в Умбе. Вышли на улицу, отправились в магазин — страшно. В глаза бросается «кубизм» — прямые линии и углы, перпендикуляры, эстетично несовместимые явления. Всё это ощутимо давит на мозг, теснит сознания после 80 дней блужданий по горной тундре. Идём  как пьяные, то и дело в прямом смысле слова натыкаемся на людей и столбы. Кругом прямоугольные коробки домов – всё одинаково, в отличие от казалось бы наоборот — унифицированной природы. Взгляд упирается в препятствия – а мы же привыкли, что у мира нет предела, всегда есть продолжение.

В магазине:

— Ой, ребята! – продавщица дружественно всплеснула руками. – Водочки не желаете? Купите, пожалуйста! Мне оборот надо сделать. Ну что вам стоит?

М-да... экономику с такими людьми построить возможно. Но государство — никогда.

На обратном пути заблудились… Заборы, стены как специально вырастают на пути: сложно приучить себя обратно ходить не по прямой, а зигзагами. В лесу маячат просветы, мох словно многоярусная вселенная, а море сливается с небом – всегда присутствует какая-то ясность, цель. А в городе отсутствует динамика – прямоугольники смыкаются на углах, дороги упираются в дворы… Не можем домой вернуться!

— Ну и дурдом, — удивляется Дима. Мне смешно на него смотреть.

Во второй половине дня отправились с Анатолием по его друзьям – приятелям.

Услышал разговор в коммуналке:

— Светка! Вспиздни-ка до Коляна, спроси…

— Ага! Иду! Так… Щас… Туфли одену только.

— Пиздуй в тапках! Там подморозило.

У товарищей Толя раскрывается во всей красе. Он это квинтэссенция жизненных, христианских, анимистичных представлений. Его 3-хасовые россказни на посиделках живо напомнили мне рассказы Шукшина. Оказалось, что Анатолий играет на гитаре, гармони, балалайке. Чем только не занимался в жизни – и охотой промышлял в тайге, и фильмы в клубе крутил. Талантлив во всём, кроме одного: трезвого образа жизни. Алкоголь подорвал ему здоровье, и Анатолий «завязал». Тянет накатить, но вот уже год держится. Эх, думаю – надолго ли?

21 октября.

Отправились посмотреть старую Умбу. Густо синеет бурная река, дымят избёнки по краю, перемежаются с уклонами огородов и баньками – и правда, Умба колоритная деревушка, но больше именно благодаря природным особенностям. За деревней тропинка через сосновый лес. По обрывам она приводит на пляж устья Умбы, откуда по Бараньим лбам можно уйти чуть ли не до Кандалакши. 

Устье перегорожено вдоль и поперёк сетками круглосуточно – вот тебе и рыбоохрана. Раньше ставили сети 25 метров длиной, 2 в глубину, у берега. Сегодня ставят на отдалении 100 метровые глубиной 4 метра и ловят в 2 раза меньше. Климат меняется – об этом говорят все. Появились журавли, орланы. В прошлом году на Новый год шёл дождь. А 15 лет назад на покров стабильно наметало снега по колено. 

Вечером, когда мы ужинали медвежатиной, – в магазине она не продаётся, друзья принесли, — звонок в дверь. На пороге Виктор – ещё один Толин друг. Виктор на рыбака не похож, однако – мы по запаху сразу почувствовали. Я спросил Виктора, кто он по профессии. Оказалось – всю жизнь рыбак.

— Я в море и родился, – стал пояснять Виктор. – Тоже всю жизнь тут прожил. Мать в лодке родила… Отец меня взял, в ноябрьское море окунул, под ватник к груди прижал со словами: «Рыбаком будет!»

— С тех пор Витьку рыба не минует – удачливый рыбак! – подхватил Анатолий. И я сразу понял, что связывает этих людей вместе.

Умба. Бараньи лбы Кандалакшского залива
Умба. Бараньи лбы Кандалакшского залива

22 октября.

На прощание – попытка пробиться в Умбский краеведческий музей. Тётки разорались – что значит бесплатно? Как бесплатно? Зачем бесплатно? Ни на один вопрос ответить не могут – а ведь всю жизнь тут живут. Где петроглифы – не знают, даже о лабиринте нет представления… Чтобы поняли – надо повторить, так ещё и переспрашивают... Зато TV на всю мощь. Я давно заметил: если в доме живёт телевизор – туда лучше вообще не заходить. 

Окончание Возвращение


Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.