ardm2016

Category:

Варзуга. Почти три месяца пешком

Продолжение. Ранее было Чаваньга - Кузомень

18 октября.

Ночью ветер, непогода. Природа грустит вместе с нами. Приезжают рыбаки, даже не удивляются, что сёмгу мы съели – ещё и угощают новой. Вкусной, с лаймом. Подворачивается машина на Кузомень, уезжаем. 

До устья реки Варзуга 40 км, это 4 часа езды. Зарядил дождь – холодный, противный. Дверь захлопывается и все, тундра остаётся за кадром, как и многое в нашей жизни – мелькает мимолётными картинами за окном. С нами едут любители нахлыстовой рыбалки. Они удивляются, звучат одни и те же вопросы про медведей, ночевки, питание, жизнь в лесу.

Дорога по приливу
Дорога по приливу

— И надо это было вам, — размышляет водитель Андрей. – И ради чего?

И так всю дорогу – одни и те же вопросы. Намекали, что моем золото. Потом один догадался: «Наверное ходят по тоням, кто что даст, а потом рыбу продают». Хотел сказать: «Воруют». Вот что за странный народ… Ответил – не верят. Будешь повторять – скажут, что оправдываешься. Они проклинают погоду, боятся медведей и больше хмурятся, всё думают, как Рудольф из Тетрино, о миллионах в наших драных рюкзаках. Конечно, а иначе – зачем? Путешествовать, вообще куда-то идти?

Чаваньга
Чаваньга

— Что, Диман, много рыбы по тоням собрал? – говорю Шустрову, когда мы покинули наконец машину. – Озолотился?

Смеётся:

— Теперь я понимаю, что означает больные люди. Я и сам до похода таким был. Думал: «И зачем это нужно? Зачем ходить?»

— А теперь?

— Теперь изменился. Понял, что не всё то золото, что блестит. Чаще эту пословицу понимают наоборот – мол, блестит, а не золото, мол – не надо и внимания обращать. А на самом деле, суть пословицы, что есть явления куда более ценные, чем золото, и невзрачные. Как вот охапка осенних листьев, целый мир вокруг – принадлежащий тебе, удача, счастье – больше зависящее от направления движения, чем от обстоятельств… Всё, что было у нас в течении этих двух с половиной месяцев. Чего так мало там, куда мы возвращаемся. Так что, отличная пословица!

Да и я сам, помнится, лет 10 назад ещё мыслил также. Думал: «Зачем иду, кому это надо?» Да, около 700 км пути прошли... Надеюсь, я хоть на полшага приблизился к пониманию смысла жизни за это время.

Юра Тропин перевозит через устье Варзуги. Тут же из-за разбитого катера «Аврора» выбегают инспекторы: «А ну рыбу из рюкзаков сюда, живо!». Ещё одни сумасшедшие.

Сразу подворачивается машина на Варзугу. Лента дороги ограничивает пространство в голове — раньше я не видел конца, не было далям предела, ибо даже в ущельях реки стремились за повороты, а в лесу средь елок мерцал просвет... Но не теперь. И вот – Варзуга: жмущиеся друг к другу, словно замёрзшие мученики, серенькие домишки, притёртые колеями разъездных дорог. Мусор, вороны, кружащиеся над свалками… Чапома была всего лишь невинной проплёшиной на теле Земли. Эх, вот что, спрашивается, здесь можно найти? Какой смысл жизни? Дождь стучит по окнам, мир грустит вместе с нами.

Однако – постучались по намётке к Гене Гончарову и были радушно приняты на ночлег. Гены дома не оказалось, пустил его друг – Бродулин Анатолий, житель Умбы. Наш посох, который прошагал вокруг Кольского, отец Митрофан пристроил в свой музей при церкви.

Церковь отличная! Вот и до неё дошли.

19 октября.

Мир продолжает грустить, на этот раз всю ночь, весь следующий день. Но нам опять везет — подворачивается машина на Умбу: вчера привезли лесоматериалы под строительство храма, а смену плотников вывозят сегодня обратно – в том числе и Бродулина, который нас в Умбе не прочь вписать. Как по заказу! Стартуем в 11. Водитель – как повелось с Чапомы, — ведёт себя в том же стиле: ругает погоду, власть – прошлую и настоящую. И всё про деньги.

— Вот вы путешествуете – а на что живёте?

Опять...

— Образ жизни такой, — и поясняю. — Цель – посмотреть мир. Максимум сил к этому стараемся приложить. Также как иной человек прикладывает силы к заработку денег.

— Темните вы что-то.

И пытается нас агитировать приехать на платную рыбалку, расхваливает ловлю горбуши с восклицанием: «Вот это – отдых! Для вас москвичей разве деньги?» Господи, думаю, не уж то мы на доморощенных москвичей похожи? Потом стал хвалиться, какой он хитрый браконьер:

— Когда вожусь с сетями, держу удочку наготове. Если инспекция нагрянет – я мол ловил треску, случайно сеть подцепил, чья – не знаю. Если же везу рыбу в багажнике, то предварительно повожу ею под ёлкой, чтобы чешуя налипла. Если что – всегда можно отговориться, что рыбу нашёл.

А в конце поездки ещё и выясняется, что не водитель он вовсе, а бывший рыбинспектор. Теперь браконьер. И кто ещё, оказывается, темнит! 

Где-то уже далеко позади...
Где-то уже далеко позади...

Поразительно, с какой лёгкостью человек приписывает свои пороки даже незнакомым людям в попытке оправдаться перед собой, что «не он один такой». Очередное такое наблюдение и вывод... Созерцание жизни.

— В Советское время? Браконьерили, а то как же! Тогда строго было – за чешуйку на одежде могли посадить. Потом было время с конфискацией имущества и с 20% вычетом из зарплаты. А люди как делали: с рыбалки приехал, незаметно переоделся – пиджачок, туфли. Рыбу в портфель из рюкзака переложил. И домой пошёл! Идёшь, смотришь — еще один такой «инженер». И смех, как говорится, и грех.

Продолжение В Умбе у Бродулина. Старая Умба



Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.