ardm2016

Categories:

Нухэн-Дабан, Мунку-Сардык и Большой Саян

Продолжение. Ранее было Окинское плато и воззрения в Бурятии, свойственные и Боливии

На перевале мы ночевали в чуме (урсе), символично поставленном здесь в качестве достопримечательности и памяти традициям издавна населяющих регион сойотам. Думал холодно будет, перевал же, но нет! Самый холодный период был вечер и сумерки до Часа Быка, потом потеплело. Осень здесь своеобразная, климат резко-континентальный: днем жара, загорай. Вечером руки уже мерзнут — нужны перчатки. А утром может навалиться туман. Рододендрон Адамса цветёт (то есть Саган-Дайля) — вот, повезло увидеть его цветок! А в Орлике попались одуванчики.

Перевал. Горные озёра:

Закат над Большим Саяном
Закат над Большим Саяном

Надежда увидеть рассветные горы канула в лето. 

Ночлег в чуме, крытом корьём. Этот тип жилища называется урса.
Ночлег в чуме, крытом корьём. Этот тип жилища называется урса.

Опять едем автостопом. Водитель и его друг едут в дальний населённый пункт. На сидении вот такой вот натюрморт. Называется "В гости по-бурятски".

Едем автостопом. Водитель и его друг едут в дальний населённый пункт. На сидении вот такой вот натюрморт. Называется "В гости по-бурятски".
Едем автостопом. Водитель и его друг едут в дальний населённый пункт. На сидении вот такой вот натюрморт. Называется "В гости по-бурятски".

С перевала природа неожиданно поменялась — мы въехали в отроги Большого Саяна, стали спускаться с горного (Окинского) плато. Здесь обрывистые склоны реки Иркут обступают дорогу высотой чуть ли не под километр, курумники вплотную к дороге и крохотульки лиственницы по острым краям. Дорога упорно пробивается через тиски горного массива в лучших традициях подобных горных дорог непосредственно в близости вершины Мунку-Сардык.

Мунку-Сардык и его подступы
Мунку-Сардык и его подступы


Гора Мунку-Сардык самая высокая вершина Саяна. Поэтому не удивительно, что наиболее популярное место здешних краёв, это тропа к подножию горы Мунку-Сардык, начинающаяся с дороги «Орлик — Монды» в 10 км от Монд. Эта тропа, традиционно называемая «Тропой Снежного Барса», позволяет заглянуть в сердце Большого Саяна буквально с дороги. В ином случае вам придётся идти куда-то далеко в горы.

Сюда-то мы и доехали. Ну как пропустить в такую погоду уникальный в жизни момент осени и само место?

Рядом с тропой проходит и другая — на перевал Нухэн-Дабан, древний переход с Иркута в верховья р. Оки. С глубоких времен буряты, сойоты и монголы совершали здесь обряд жертвоприношения, поэтому тропа также входит в путешествие «Тропою Снежного Барса». Тропа эта является границей начала Окинского плато, в нашем случае — его окончание, край, начало цивилизации. 

Долина реки Иркут
Долина реки Иркут

И так как погода позволяла, я потянул Аню подняться не на горы Мунку-Сардык конечно, но на Нухэн-Дабан — в горы обратно. Чтобы там если не переночевать, то полюбоваться сквозь лиственницы на Мунку-Сардык. Без части вещей, конечно, которые мы просто спрятали внизу.

Аня сопротивлялась. Стала опять обвинять меня, что я единоличник, — то «заварки много кинул в чайник», то «бульонный кубик не спросил добавил»... А вот теперь «решил опять идти вверх, даже не спросив», а надо ли, а хочу ли я, и т.д. 

-Зачем тащишь меня наверх, издеваешься, вынуждаешь отдавать последние силы?

-А зачем ты голодаешь, — говорю. — Сама над собой издеваешься. 

В самом деле! Мы же путешествуем, а не дома сидим телевизор смотрим. Вот сядем в поезд, лежи, отдыхай, мечтай, в мечтах путешествуй. Хоть что-то ещё успеть посмотреть, Баргузинский хребет точно уже не перейдем, не успеем до снега. 

Уютные горные полянки по пути по пути на перевал Нухэн-Дабан. Этим видом на реку Иркут любовались, отдыхая, самые древние путешественники!
Уютные горные полянки по пути по пути на перевал Нухэн-Дабан. Этим видом на реку Иркут любовались, отдыхая, самые древние путешественники!

-Но я устала! Понимаешь ты или нет? — пытается на меня так или этак повлиять. Я стараюсь её приободрить. Вот дойдем до вершины, посмотрим, посидим. Хочется на Большой Саян посмотреть! Единственный такой шанс. И погода, и время... А сил много у тебя. Просто есть надо нормально, не голодать, тем более — когда болеешь. Короче, себя надо вверх заставить идти, рюкзак занести, а тут еще женщина. Сто раз подумайте прежде, чем брать женщин с собой!!! А вы, девушки, во-первых, оцените свои силы, а во-вторых — всё же отправляйтесь в походы, не бойтесь трудностей!!! Остаться дома проще всего. А вот пройти вместе по красивенькому маршруту... 

Так и дошли, не без слёз, до самого верха, то есть — края Окинского плато. В спорах потратили часа два. Дошли до границы леса, знакомой по ночлегу тундры, где только лиственницы — успели встретить закат в последний момент, почему эти вот фотографии и получились. Идти вверх, если медленно, часа три.

Перевал Нуху-Дабан получил свое название из-за известкового утеса со сквозной аркой, через которую и проходила когда-то тропа (дословно «нуху» — дыра, «дабан» — перевал). В Бурятии эта арка считается сакральным, культовым «местом силы», известным тэнгрианским святилищем, местом поклонения бурят, сойотов, монголов одному из 13 богов — хозяев озера Байкала, «Великому Белому Господину» — Эрхүүгэй эзэн Эмниг Сагаан ноён – хозяину Иркута (Эрхуу гол), а также богу процыетания.  Арку мы увидели — тропа проходит рядом с ней. Впрочем в ней нет ничего живописного, это вам не Arches NP. Но виды на окрестности и горный хребет стоящее дело. Не пропускайте!!!

Здесь же, у арки, на небольшой лесной поляне подле обрыва, сегодня расположено и святилище для жертвоприношений — чаша и гора золы с мусором. Священность Нуху-Дабана не мешает его поклонникам оставлять здесь полиэтилен и ненужные, сломанные вещи. 

Кстати, 40 лет назад Окинский район был связан с миром (Мондами) только этой конной тропой, ведущей вдоль обрывистых, неприступных берегов рек. Дорога была тяжелой и опасной. Считалось, что плохого человека арка не пропустит — прибъёт. Наверное, поэтому до сих пор место вызывает трепет и считается святым. А сама гора Мунку-Сардык обиталищем духов, которые женщин не жалуют. Но Ане крайне повезло! 

Тропа наверх хоть и крутая, тяжёлая на подъем, но хорошая. И только наверху, уже в тундре, она начинает теряться — сегодня перевалом не пользуются, ходят только до арки ради жертвоприношений.

Этот однодневный маршрутик я рекомендую всем, кого занёс сюда Ветер Странствий. Не High Sierra Калифорнии, естественно. Но Большой Саян во всей его красе. 

Если обрать из воображения сегодняшнюю дорогу, мосты через Иркут, буддийские святилища и мусор, то древность этого места и величие гор поморозит вам спину. Только представьте те места, где останавливались древние путешественники после долгого перехода напоить коней, как ночевали среди вот этих же вот камней. Как они шли по этой тропе и тысячу лет назад из одной горной области в другую, повторяя буддийские мантры. Смотрели на эту арку, которая в те времена была чуть ли не самой запоминающейся достопримечательностью на всем их пути.

На тропе брошенная телеграфная линия
На тропе брошенная телеграфная линия

Наверху осень горит огнём, виды потрясающие. Там, где раньше был горный перевал, на скале отметка 24 июня 1941 года — кто-то был в горном маршруте по Большому Саяну прямо накануне войны. Ночевать всё же не стали: дров мало, Аня сопротивляется, да и неприятным ветерком потянуло — холодно будет. Спустились вниз, обратно на дорогу, дошагали до кафе-позной неподалёку. Посидели, чего-то поели. Ну что, предлагаю идти в лес ночевать, и тут Аня наотрез отказалась выходить на улицу. Там холодно, не пойду и всё тут! На самом деле, было тепло, просто устали. Ну ладно, что делать, сидим в этом кафе до закрытия — 24-00, я с трудом договорился, что тут и переночуем. Час прошёл, два, полчаса осталось. И тут Аня что-то ответила работникам этого кафе откровенно по-хамски, и нас попросили вон. То есть, уже три часа назад можно было спокойно расположиться в лесу, у горячего костра, просохнуть и сейчас уже спать. Тут надо заменить, что в походах ложишься рано, в 22 часа уже спишь. Желательно под звёздами. Если же в 21 час ты ещё на ногах, то чувство, желание отдохнуть мучительное. В кафе было невозможно расслабиться.

Последнее дерево перед тундрой
Последнее дерево перед тундрой

Выходим, как побитые собаки. Теперь уже я, мягко сказать, не в настроении. Не люблю неорганизованности, проколов в путешествии, такие ситуации выматывают больше, чем ходовое время. И тут Аня: 

—Я отошла. Вот теперь можно в лес!

Издевается что ли? 

—Да ты просто поела!

—Нет, просто надоело, что ты всё время командуешь. 

Вот те на... Так командуй! Я что ли против? Если это будет практичнее, я подчинюсь. Ох женщины, эмоции у вас как руковоство к прямому действию. И что же теперь делать, в темноте? Привыкнув к практичности походной жизни я уже знаю, что. То есть, знаю куда идти — вернуться, потому что еще засветло, на пути в кафе заприметил и ровное место, и дрова, и защиту от ветра. А воду уже запас. Но вдруг застопили вахтовку до Монд. Поговорили с водителем, в машине и заночевали.

Вот они, синие отроги Большого Саяна, подчеркнутые осенними красками! Классика Григория Федосеева! И величия Природы
Вот они, синие отроги Большого Саяна, подчеркнутые осенними красками! Классика Григория Федосеева! И величия Природы

Проезжать это живописное место ни в коем случае нельзя. Так что, если кто гонял трассой «Орлик — Монды» и пропустил Большой Саян, вы поступили очень опрометчиво! Были бы у нас бумажные карты, или телефоны с MapsMe, то конечно же еще с перевала мы бы просто за пару дней спустились бы по тундре через Нухэн-Дабан в долину Иркута, к Мондам. Что было бы оптимально.

Аня и до сих пор наверное не знает, где побывала. Что видела самую большую вершину Саяна — Мунку-Сардык — в лучшее по красоте время года.

Продолжение Через Монды на Байкал. Селенга


Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.