ardm2016 (ardm2016) wrote,
ardm2016
ardm2016

Categories:

Тоора-Хем - врата в Тоджу

Продолжение. ранее в гостях у Юрия Никитина



Вся эта событийность как трагедия становится очевидна в общении с Григорьичем — ему опыта не занимать, с 1977 он живёт «в ружьё». Сотни убитых медведей и волков, наблюдения за творящимся в природе совместили в нём жестокое знание с простодушием. Путешественнику он рад, поделится чем Бог послал — даже не спросит. Но с браконьера потребует по закону, как положено — не откупишься.

Анастасия Вещикова о Юрии Григорьевиче публиковала рассказ в Центре Азии. Не пропустите ее заметку о волках, здесь же в статье, называется Самый хитрый зверь.



Казалось бы, это бережливое отношение к ресурсам и внимательность к душе человеческой во имя всеобщего процветания достойно больших почестей. Однако — этот путь, как ни странно, приносил больше неудач. За  факты браконьерства со стороны работников заповедника «Азас», предоставленные Григорьичем, его уволили из Охотнадзора, - правда, потом разобрались и восстановили.



В 2014 в стычке с браконьерами Юрий Григорьевич был избит браконьерами — сломали рёбра. Однако даже в местной больнице добиться показаний не удалось — Никитин был отвергнут своими же, деревенскими, ради которых и жил всё это время. Те, кроме одной учительницы, просто испугались вмешиваться, посчитав — «моё дело сторона». Также не был Никитин в этот раз поддержан и законодательно в борьбе с «сильными мира сего» – даже закадычные друзья, однокурсники отвернулись от него по причине «ну, Григорьич, у нас же семьи».



Со стороны избивших браконьеров против самого же Никитина началось уголовное преследование, которое не без труда было пресечено с помощью журналистов и Росохотрыболовсоюза, однако в 2016 преступники подали на Никитина иски снова, теперь требуя за моральный ущерб по поводу яко бы незаконных обвинений. Врач, которая описывала побои в акте, отказалась от документа, и суд принял на рассмотрение не документ, а устный отказ от него.



Другая неприятная история: В целях воспитания достойной смены Юрий Григорьевич в 1992 организовал детский лагерь «Доруг-Холь», стал передавать опыт таёжной жизни молодежи на оформленной по закону для этого территории: 341500 веников для косуль заготовляли в год, поголовье животных увеличилось в 10 - 15 раз. Маралы перестали бояться — их можно было фотографировать у кормушек.



Тут же появились браконьеры, желающие пострелять — началось очередное противостояние с властью, любыми путями требующей «откупные». В итоге  детский лагерь сожгли. А когда Никитин снова отстроил —  сожгли ещё раз! Иные шли, кричали вслед: «Педофил! Педофил!». А всему причина — деньги, зависть и злоба. Но Никитин не обиделся, даже когда Доруг-Холь лишили прав, территории. Только отмахнулся - «А, дурачки! Законов таёжных не знают! Ещё раз отстроим!» Но Настя не оставила дела так, писала в разные инстанции — искала справедливости. Не нашла.

Тоора-Хем. Центр

Казалось бы, Юрий Григорьевич намеренно отказывается замечать
трагедию жизни, рассказывает о трагедиях как лесных, так и человеческих, всё с юморком, неистощимым запасом жизнестойкости, наработанным годами в природе. Где, кого и как медведь придавил. Кто кого прирезал в посёлке по пьяни, и как.



Байки про золотарей и золото, белогвардейцев и склады с оружием не сходят с уст. Истории самые разнообразные. Например сказ о том, «Как один литовец кости сына-тувинца матери в Европу возил». У тувинцев же, тут же поясняет, жизнь по поверьям. Вой волка услышать - к плохому, в безветрие дерево упало - к смерти. «Всё знает», - говорит Настя. «Я? – удивляется Юрий и показал на покосившийся пятистенок. – Во-он в том доме Бог Тайги жил. Тот всё знал, да всё одно умер». «А кто это, Бог Тайги?» - спрашиваю я. «О-о, это уже другая история. Жил был один мужик, и отродясь про тайгу он знал всё…». Так целый день незаметно проходит, в толках, прогулках да разговорах.



Стычка с избившими браконьерами, решившими «вразумить», не подкосила Григорьича. Не лишила юмора, общительности — вот что удивительно! Произошло столкновение идеологий: с одной стороны это жизнь в природе, она вся на виду. С другой — вера в людей, в справедливость человеческих отношений. Любой человек бы отчаялся: люди хуже зверей? Как это может быть? Но не Григорьич, исходивший тысячи километров по таёжным тропам, один на один с тайгой. 



Слабый волк обречён - есть же справедливость в природе! Тем более, как не быть ей среди людей? Слабые люди просто, оттого и глупые. А волки сильные, даже если слабые — они всего лишь учатся жить. Так молчаливое отношение со стороны «местных» изменило в Григорьиче отношение к чужим, но не по сути. Махнув простодушно рукой, он занялся садом. Вот интересно как природа воспитала человека: создавать вопреки всему, даже если бесполезно — то хотя бы сад. Сливы и яблоки можно сказать не растут в Тодже, крае суровом. Однако Никитин десятками их прививает – без особой надежды на какой-либо урожай даже в отдалённом будущем. Там, где все скажут: «это бесполезно!», Никитин первый попробует. Дорожки в саду его дома напоминают лес, они вьются, как лесные тропинки. А огород, грядки похожи на таёжные сонцепёки.



Каких только животных Юрий Никитин не держал здесь! Медведи, волки. Даже манула заводил, но того, говорит, совсем не приручишь: впивается в руки несмотря на протягиваемую соску с молоком. Лосиху выкармливал – та за булками «в магазин ходила».



27 и 28 июля мы с Аней провели в поселке, в беседах, в знакомстве с предстоящим Тоджинским краем, где мы вознамерились провести остаток лета. Прогулялись по окрестностям, пережидали дождь. Получая от Никитиных «посвящение».



Вокруг холмы, а то и скалы. Лентой Енисей. Поднимаешься на взгорье, там сосновый лесок, вид на реку, домишки жмутся к реке – раздолье! В Тоор-Хеме много ребятишек – видимо, приезжают на лето. Смотрю – детишки черёмуху обдирают, едят, значит – вполне ничего себе детство. Другие мастерят удочки.



Река чистая, глинистый берег обрывистый – сразу с головой. Вода уже тёплая – мне вспомнилось Краснощелье Кольского полуострова, там совсем другое лето, куда более холодное – меньше солнечной активности. А здесь, в Тодже, дни бывают жаркие и в сентябре, а по ночам и в июле заморозки.



Тувинцы разъезжают на лошадях – одни подъехали и пытались у меня покопаться в сумке, стрельнуть на водку. А это мол что, да там что лежит – нахрапом, как проверка на прочность, а дашь отпор – сами хотят водкой угостить. У Ани пред предстоящим походом в тайгу, как перед омутом, копятся страхи. Медведи, волки… Говорит – я лучше вернусь. Надулась без повода, часа три пытался её вывести из этого состояния, разозлился. Но она меня вдруг обняла, такая тёпленькая и пахнущая солнцем, и злость прошла. И что-то с нами дальше будет?


фото Анастасии Вещиковой

Видео: Как дела в Тоор-Хем:




Продолжение С Тоора-Хем на приток Ий-Хем
Tags: Тоора-Хем, Тува, Юрий Никитин, браконьерство в Туве, деревня, народ и власть, общество, тайга, тувинцы
Subscribe

  • Буддийская сельская школа-коммуна

    Продолжение. Ранее было Рынок озера Инле Автостоп озеро Инле — Мандалай. В час дня был в Nyaung Shwe, заглянул в инет – и на…

  • Рынок озера Инле

    Продолжение. Ранее было Озеро Инле без прикрас Красочный рынок озера Инле заслуживает отдельной заметки!…

  • Озеро Инле без прикрас

    Продолжение. Ранее было Через Мейтхилу на озеро Инле 18 марта. Спится на земле, под звёздами бомбически. Именно здесь, под…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments