ardm2016

Category:

Мыс Терско-Орловский

Продолжение. Ранее был конец второй части описания путешествия Вдоль горы Амфал. Теперь начинается Часть 3. МЫС ТЕРСКО-ОРЛОВСКИЙ маршрута Вокруг Кольского полуострова за 80 дней: Терско-Орловский маяк - губа Русинга - р-н Трех Островов - г. Высокий Холм - р. Поной - Лахта

21 сентября. 

В сроки не укладываемся. По плану 20-го должны были оставить реку Поной за спиной. Подозреваю, это всё Дима, ест слишком много икры...

Идем на маяк, нас встречает Сергей Попов, старый приятель, останавливаемся у него. Тот самый, который в прошлый раз рассказывал, как заблудился в метро Санкт-Петербурга. Сергей всего пару раз был в Петрозаводске, и лишь раз в жизни в Питере. Поехал посмотреть. Спустился в метро. Заблудился, плюнул, и в тот же день уехал обратно.

Терско-Орловский маяк в процессе реставрации. Его обделывают в том же стиле, что и Городецкий — бутафорничают. Не сохранен ни общий архитектурный стиль, ни планировка. То есть, отмывают деньги... Попив чайку, идем гулять по берегу, осматриваем брошенную заставу, метеостанцию. Находим лафет от деревянной пушки (телеги?), использованные запалы от стрельбы, старое кладбище. 

Метеостанция — это двухэтажный «коттедж» с русскими печами, утепленный «от и до» — и все брошено. Размеры дома и его отделка поразительны – такая роскошь была на севере! 

Разглядывая на всю эту разруху по побережью, ничего нового не приходит в голову, как подумать, что кому-то было выгодно всё разрушить, чтобы возникла необходимость строить заново. Так была навязана западная экономика. Россия не могла существовать без «Железного занавеса» — и в самом деле, чтобы сохранить богатства для потомков, их необходимо было сберечь, а для этого – разведать, подсчитать, исследовать, произвести полный учёт. Если всё это так и сложилось, то Россия была бы первая страна в мире, — 

именно так я подумал тогда. Сейчас же думаю, что развал случился не намеренно, а стихийно, ибо сложились предпосылки — и ими воспользовались люди у власти, которые обогащаются за счет труда народов СССР до сих пор. Местячковая борьба за регионы и бесконтрольность афер в высших эшелонах власти привела и к неконтролируемой спекуляции всех достижений бывшего СССР, в том числе и оружия (которого случилось перепроизводство, а хранить — не выгодно), что оформило понятие «терроризм» в мировой масштаб.

Но самое страшное, это не экономический упадок и политическая отсталость России в эпоху Торговых войн сегодня. А общий кризис, называемый экологическим. Мы соскальзываем в бездну, как насекомые в чашку непентоса, и продолжаем верить в иллюзию прогресса — что раньше мол было  жить совсем невыносимо и иначе, как сегодня, нельзя.

Мы тут раз сели за костерком и обсудили этот и все дургие насущные вопросы:

—Как раньше люди жили без кондишена?

Наверное, они страдали, но потом, когда встречались вечером у огня, и начинали делиться впечатлениями — им всегда было что сказать друг другу. Слова значили больше, чем сейчас.

—Как жили без мыла?

Они не замечали, мылись по случаю и в банях. Чтобы умыться, есть мокрая трава по утрам, дожди и вода в ручье. Окунулся в ледяную воду, и к горячему костру. 

—Без туалетной бумаги?

Лишайники и мхи. Ханты и манси пользовались древесной стружкой, и это было экологичнее.

—В грязи?

В природе грязи нет. Крошки падают — и исчезают в траве, и пыль здесь не скапливается. Земля — мать-кормилица, она не может тебя испачкать. Грязь появляется изнутри нас! Так храм мира приходит в запустение.

—С дикими животными?

А кто сказал, что это ты с ними, а не они с тобой? Большая часть вселенной существуе сама по себе. Эти звёзды сверкают совсем не для нас.

— А где спать?

Лучше засыпать под звездами, смотря на огонь, чем под даже самой комфортной крышей. Любой путешественник быстро это понимает.

—Вечно голодным?

Вечно в поиске, тонусе, что напрямую влияет на желание жить: в поисках дороги и пищи — смотреть, в сохранении пищи и малом — ценить и любить.

—Без благ цивилизации?

Если заглянуть в тундру, разнообразие сожительства её организмов превосходит любые сложные изобретения, а миллионы лет существоания экосистем — любые ожидания. И где она, цивилизация, как не в природе? А вся цивилизация вне рамок прирлды — всего лишь слово и его эхо, которое просуществует лишь мгновение.

—В болезнях?

Но смерть в природе не является чем-то отличным от самой жизни. Сегодня в литературе и кинематографии наблюдается сплошная спекуляция на чувствах, например — на инстинкте матери. К примеру, трагедия с ребенком воспринимается на грани катастрофы, родители сопереживают полфильма, и соседи, и друзья — все, кроме «плохих». Никакой практичной морали в этим нет, кроме одной скрытой рекламы: чтобы вы больше памперсов покупали и продолжали тем самым прогресс в виде производства материальных ценностей и приближение связанной с этип производством экологической катастрофы. Даже наоборот: скорейшая смерть в природе нездорового организма это норма, для этого даже существуют специальные виды — санитары. А материнский инстинкт в природе не ограничивается способностью заботиться только об одном, своём ребёнке. Наоборот, он — это уметь заботиться о многих, производя каждый раз всё более живучее, адаптированное потомство. Именно так дело обстоит у медведей. В том числе, материнский инстинкт это и заблаговременное видение ситуаций, способствоющее потомству процветать. В частном порядке, это отказ от вредных привычек (в том числе и от шопоголизма, излишней заботы о внешнем виде). Так что, если вы курите, полируете ногти — вместо того, чтобы больше проводить времени в семье, и гордитесь материнством — вы находитесь в разладе с собой. Но об этом фильмы не снимают.

Но на самом деле, все эти ответы нужны не кому-то, а лично мне, как этапы развития осознания. В законченную картину природы самодостаточному человеку не захочится ничего добавлять, кроме личных удобств, вписанных в общую канву. Да и написать пару строк об этом. Дело же не в том, сколько книг ты прочел, а чтобы любые знания оттирали копоть накоплений от светильника твоей души.

И что на Диму нашло в последние дни?? Он стал говорить о самом интересном в природе – поразительной её способности смывать все следы, приводить каждую песчинку в гармоничное состояние покоя. С одной стороны, это процесс энтропии, но с другой – преображения. Море окатывает человеческий мусор, разрушая его до микрочастиц в попытке совладать с ним, избавиться, но не уничтожает – а именно старается сделать достоянием жизни. Этот вездесущий процесс, и только человеку он не свойственен. В этом плане интересно наблюдать волнистую лесную даль, где каждое дерево характерно своим зубцом, но в целом ни одно не выделяется из общей полосы. И лишь творения человеческих рук – по форме ли, или цвету, - внезапно возносится над всем, как в гордыне. Почему так? А главное – до какого антагонизма доходит. Мы боремся с вирусами, чуть ли ненавидим их, в то время как сами же геномом на 8% состоим из вирусов. Которые получается победить невозможно. Тогда возникает вопрос: а надо ли с ними вообще бороться? И если надо, то какой она должна быть, эта борьба? А может она – не попытка разделять и властвовать, а стремление наоборот – сохранить, сберечь? Нащупать гармонию в себе – и проявить её в виде качеств духовных?

Духовное качество в природе это незыблемость материального мира. Вот, два дерева растут вместе — переплетаясь корнями, им легче становится выдерживать ветры и морозы, чем по одиночке. А одинокий красивый дуб слабже держится в почве. Природа тольео соединяет, а люди глупы, чтобы это понять как аксиому и сделать смыслом всей жизни.

Как было на Городецком маяке, так оказалось и на Терско-Орловском. Люди живут со времен, как было устроено 50 лет назад, без особых изменений к лучшему. Туалет до сих пор — дырка в полу, разве что не на улице. Дико! Вечером – баня, как в прошлый раз. Так уж складывается, что на Орловский я прихожу в банные дни.

Немного из неизвестной истории Терско-Орловского маяка. В 1935 году родился Герерд Васильев — солист театра опереттты, народный артист СССР. Его родители были метеорологами. Мама родилась в Кузомени. А род идет от Тургеневых.

22 сентября. Вот и лето! Солнышко, +18. Все жужжит. После бани просыпаемся медленно. Подошел новый начальник маяка, Сергей Талов, стал нас выгонять.

—Маяк – закрытое учреждение! Охраняемый объект. Нечего здесь рассиживаться!

Это он сразу после того, как видел, что я его на фоне бараков фотографирую.

Кем охраняемый? Карликовой берёзкой? Стал документы проверять – вместо того, чтобы чаю предложить. Э-э, мужик! Это мы то дикие? Это мы — тундра?? Но не стали спорить – нам всё одно в путь.

По знакомой по прошлому году дороге проходим 8 км до сарая на реке Русинга. Солнышко целый день, только к вечеру заиграло в прятки. Дима пошёл смотреть «лопухи» — заброшенные объекты военной линии связи, а я за это время покрыл сарай давно припасенным рубероидом на случай дождя. Вот, кто-то рубероид принёс, а кто-то мимо проходил, было время – покрыл.

Но чувствуется запустение: нормальный коллектив на маяке распался, и все потихоньку ветшает — рубероид брошен, консервы 2005 года, чай заплесневел. На подходе к домику у реки Русинги наступил на торчащий гвоздь – пробил ногу почти насквозь. Я вспомнил эти доски двери, еще в прошлом году видел эти гвозди и хотел дверь перевернуть, да раздумал, поленился, подумал — мне-то что! Вот и получил!!! Так бывает. Думали нет!? Я тоже!!!

Очень символично получилось. Найти дверь в тундре, наступить на единственный торчащий на ней гвоздь. Вот и не верь после этого в судьбу!

Дима вернулся — принялись за обед: разрезали буханку, намазали подаренным на маяке маслом, обильно украсили икрой. У Димы бутерброд получился больше головы. Икры грамм 700-800 с 1 семги. Сергей сказал, что черви, которых мы видели, не опасны, но опасны те, что в мясе, но они пока редки. Так что, если вы решили изучить матчасть на тему паразитов в рыбе, или лубую другую — не обязательно лезть в литературу. Большинство практических вопросов решаются на месте, главное — правильного человека спросить. Этому принципу меня также научило выживание в природе, да и всё та же «лень», о которой я упоминал недавно.

На Русинге деревья уже не кривые, а нормальные и под стать обыкновенному невысокому лесу. Такие были и на Орловке, но немного. Орловка была первая река с таким лесом на побережье.

Продолжение Район Трёх Островов


Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.