ardm2016

Categories:

Сказка для всех - второй эпизод

Пишу!!! Начало

2.

До Лешего и в самом деле оказалось недалеко. За первым же поворотом лес подрос и показалась та его часть, где издавна только сумрачно и тихо. «Да это же знаменитая Лесная Колыбель! — подумала Баба-Яга и окинула широким взором заповедное место. — Откуда взялось это всё. Точка произрастания!». Дубы здесь были особенно черны и огромны. Мхи по ручью гигантской величины. Осины стояли поодаль и провожали необычную компанию, внезапно собравшуюся вместе, внимательным взглядом. Вот, у камня показался одинокий клён. Внезапно дерево представилось, и все увидели уже не его, а Лешака. Лешак улыбнулся сначала листьями, потом уже всем телом и вызвался быть провожатым. Вскоре он уже беспечно трезвонил с Бабой-Ягой, как стая весенних птиц. К Яге он обращался не иначе, как Матушка Ягиня. Здесь, в дремучих первозданных лесах, испокон веков гласило правило: уважение к старшим. Правда, кто кого старше, определить было невозможно. Если взять того же Лешака, на вид ему было лет триста, как самому зрелому кедру. А возраст Водяного, перетекающего из одного состояния в другое, определить совсем было не возможно.

-Да чего только теперь не происходит, — узловатые глаза Лешака, скорее похожие на глубокие следы от сучков, моргнули зеленоватым огнём. — У Дрёмы люди устроили лесоповал. Деревья вяжут в плоты и пускают по реке. Рубят у самой воды, так реки обмелеют, их устья заилятся. И быстро так рубят, откуда у них столько прыти.

-Откуда, откуда. А кто им посоветовал, а? — каркнула Ворона в сторону Бабы-Яги. — Металл из камня, бронза крепче меди…

-Что ты этим хочешь сказать? — отозвалась та.

-Все эти твои излишества… Скатерть-самобранка, клубочек, мечи-кладенцы… Или ты думаешь, никто не знает?

-Нет, ну что ты хочешь? — взвилась Баба-Яга. — Заявить во всеуслышание, что я виновата?

-Виновата или нет, а до добра твои подарки довели ли?

-Не ты сама ли шаманам про Другие Миры накаркала, а? 

-Так это Другие Миры! Туда так просто не попадёшь.

-Один говорят попал, — вмешался Болотник. — А потом вернулся! Шума было по всей планете! Даже Пирамиды забросили. Фараоны — похороны...

-Опять слухи!

-Не слухи! А запустение!

-Так следуя Завету, — Лешак был всегда готов поддержать любой разговор, рассуждал он неспешно и продолжительно. — Мы обязаны делиться. Искра вложена в каждое существо. Наблюдать её, развивать, следовать её зову, — ну то есть своему Пути, — задача каждого. Как и делиться новыми открытиями с теми, у кого искра горит менее ярко… Люди забредали, вот Матушка и делилась.

-Да и не она одна, — вмешался Болотник. — А кто, спрашивается, как не Водяной, научил людей скользить по Магнитным полям? Без этого простого знания они бы ни одной скалы не разворотили. Ни одного камня не сдвинули.

-Все повязаны, — закончила Яга. — Так что, Ворона, не дури!

-Вороне спасибо, что весть быстро снесла. Нам теперь не до разногласий, — продолжил Лешак. — Стоны идут по всему лесу. Мы сначала думали, что обойдётся. Ну, что люди во все времена любили почудить. А тут… До Деда стоны докатились, вот он проснулся.

-Всё-таки сам!? — подпрыгнул Болотник.

-Почти.

-Во дела, так дела! — ощетинился и Домовой, на этот раз статическим электричеством, превратив копну волос Бабы-Яги чуть ли не в шар самого себя. Что означало крайнее удивление.

-А чтоб тебя! — ругнулась Баба-Яга. — Пыль бы так сметал, да убирался!

-Зашевелился, земля затряслась, — продолжал Лешак. — Думали, опять саламандры перебесились в Подземном Царстве, ан нет.

Ведя повествование, Лешак разыгрывал целое представление из ворошения листьями, сплетения ветвей, сморщивания коры. Голос его тоже менялся: то щебетал, то бормотал, то взвивался. Постоянно менял тон, но не интонацию. И ведь не было одинаковых Лешаков, все разные! У одного одна форма и порода дерева, одни сучки. А у другого другая порода, кора. Третий вроде бы тот же, что первый, а приглядись – совсем нет: то фиговый листок сбоку выглядывает, то иная какая поросль, которую ещё и приходится часто обрывать. И характеры – в одну поленницу не сложить. Только одна общность: Лешаки считаются детьми, отпрысками Лешего, их много. А вот Водяной, Болотник — эти по одному. Говорят, когда-то, до Пирамид, существовали и другие, но те времена прошли.

За разнообразие как только люди не называли Лешаков. Кого чёртом, кого с Водяным путая — кому что привидится. Ну и как без этого. Лешаки бесшумно ступают по лесу, они дома. В одиночестве говорят мало, предпочитая для общения на расстоянии свистеть или дребезжать. Часто замирают на ходу, дервенеют по настроению. А потом вдруг под вечер, с холодком и влажностью оживают, вот и мелькает из-за дерева их тень, или старая коряга шевелится.

-Вот и пришли, — вдруг остановился Лешак. — Ну всё, я пошёл!

И тут же скрылся под вечер в молодой поросли. Вот такие они, Лешаки. Самодостаточные!

-Лес, — молвила Баба-Яга, смотря ему в след. – Он как сказка. Всегда есть, кому тебя встретить, чем утешить, что рассказать. И конечно, всегда есть, чему удивиться. Он — сказка для всех.

А тем временем Водяной перестал флюоресцировать, и впереди открылась лесная прогалина. И там, из маленького овражка, послышался чей-то тяжёлый вздох:

-Да-а-а-а-а-а…

Леший скрипел сучьями и вздыхал, гоня прочь последние туманы сновидений. Он лишь недавно проснулся и даже ещё не разлепил заросшие веки, но уже стал слушать Лес. И тот рассказывал ему всё, что нажило, наболело за эти века. И Леший только и повторял:

-Да-а-а-а-а-а…

Ему открылись до боли знакомые, родные звуки жизни. Тихий шелест ветерка — самый грубый из них. Леший слышал буквально всё. Каждое существо, шевелящееся в норке глубоко в земле. Каждый падающий лист. Каждую копошащуюся тварь в капле... Каждую расправляющуюся травинку. Он мог слышать всё одновременно и различать каждый звук по отдельности, где бы в Мире, и как бы тот ни прозвучал. То же и с запахами: Леший глубоко вдыхал вечерний воздух, определяя, откуда он и что происходит на других концах Земли. И выдыхал:

-Мммм - да-а-а-а-а-а…

Так пахнет весна, да, только она… А там за бугром ручей, он пробил себе новое руслице… Родное всё, те же звуки, вроде всё то же. Но чем больше Леший вслушивался, тем меньше узнавал мир вокруг. 

-Я ошибаюсь, — говорил он себе, но его слух, продолжая воспринимать звуки, находящиеся всё дальше, говорил об обратном, порождая каждый раз новый вздох. Леший вслушивался опять, пытаясь проникнуть ещё дальше, до предела мира, но внезапно… не смог этого сделать. Точнее, он конечно что-то услышал, но не понял ничего. Какой-то белый шум…  Он вслушивался раз за разом в этот шум, вытягивая из земли соки и чувствуя, как задервенелые сном корни и стебли его тела принимают прежнюю молодую гибкость. Пока не разлепил наконец глаза.

Привет, — даже сказал он себе от удивления не услышанного. — Вот и проснулся!

Его узловатое тело, сплошь в лишайниках, извитое буграми и всякими непонятными самостоятельно укореняющимися отростками, отмеченное глубокими трещинами, бороздами и пучками мха, покрытое и корой, и паутиной, медленно покачнулось.

-Он проснулся! — передразнила, подходя, Баба-Яга. — Вместо того, чтобы непрерывно вести новостную ленту и держать нас всех в курсе дела.

Она зорко всмотрелась в глубины изрытых наростами, скрытых молодыми ветвями, его треугольные глаза. И повторила:

-Весной он груда неконтролируемо прорастающих коряг, а зимой — перевернувшийся единственный раз за лето на другой бог сугроб.

-Всё та же, — в Лешем что-то надрывисто треснуло. Видимо, улыбка. На краю ложбины, при близком рассмотрении оказавшейся глубоким оврагом, собрались уже все.

-Уже неплохо для существа, проспавшего — сколько? Пару? Пять веков?

-Мы не изменились, — тем временем сказал Леший, голос его звучал монотонно, откуда-то из глубины тёмных каверн его корней. — Мир — да.

Баба-Яга и Ворона переглянулись. Они сразу поняли, на сколько серьёзным оказалось это его заявление.

-Здравствуй Дедушка Лес! — приветствовал, подкравшись, Болотник.

-С пробуждением! — сказал и Водяной. — Хорошо просыпаться весной!

-Карр-р! – поприветствовала и Ворона. «Угу!» — мелькнул и Домовой. Тем временем Баба-Яга сразу перешла к делу:

-Леший! Ты последний из Вестников, твои знания глубже, чем все наши, вместе взятые. Ты связан с Лесом древним языком и слышишь по сравнению с нами всё. Твоё слово для нас – закон. Что происходит в Мире?

Леший молчал. Болотник что-то хотел сказать ещё, но Яга широким жестом остановила всех. «Тише, — прошептала она. — Он ответит». Наблюдать, как Баба-Яга шепчет, было необычно. Кто бы мог подумать, что она, такая громкогласная и эмоциональная, способна на шёпот где-то ещё, кроме как над заклинанием?

-Я знаю, — вскоре ответил Леший. — Но не слышу.

-Что это значит? — тут же подхватила Баба-Яга. — Что ты не слышишь?

-Как раньше, — на этот раз Леший ответил быстрее. — Мир изменился. Не мы. Он для нас.

Все замерли. Даже проворная Ворона застыла на ветке. И вдруг сказала:

-Я не хотела говорить до срока. Другие Миры закрываются! Я чувствую это.

Почти все посмотрели на неё, как будто увидели впервые.

-Что же нам делать? — но Баба-Яга продолжала смотреть только на Лешего. — Скажи!

-Нужно подумать, — ответил тот.

-Как долго? Век? Пять? Ты же завтра опять заснёшь!

-Нет. Мне теперь нужно понять... А теперь идите! — и он заскрипел.

-Значит, пока расходимся! — и Баба-Яга уже оседлала метлу. Она явно куда-то торопилась. — У меня ещё дела!

Впереди — так далеко, что туда невозможно добраться, вечерняя заря просеивала свой свет сквозь тускнеющее небо. Баба-Яга вглядывалась в поднебесье, на уже посверкивающие в холодном молчании иглы звёзд. Внизу бугрились одна за одной волны чёрного леса и пленённые им озёра. 

-Не уж то я права? — ёжилась Баба-Яга от подступающего холода. — Что время — пришло? Так хочется сказать, что я ошибаюсь. Да не всё ли равно, последнее слово всегда за ним. А он сказал — «Мир изменился». Не думаю, что кто-то из них понимает, на сколько это заявление серьёзно. Разве что только эта чёрная каркающая бестия… Что она там сказала про Другие Миры?

Но вот внизу наконец показалась и знакомая, особенно огромная бугрина, где лес торчал уже не стройно, а во все стороны. Но что это там сверкает внизу? Огонь??? В заповедном углу? Откуда!? Не уж то люди добрались уже и сюда? И Яга спикировала вниз.

-А ну-ка, Домовой! Подсвети!

Продолжение Сказка для всех - третий фрагмент


Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.