ardm2016

Category:

Перекрёсток времён (окончание)

запись ранее

6.

С вечера жрец отказался от пищи до окончания обряда, взял обет молчания и отправился в лес на встречу с духами, где и провёл ночь. На второй день началась подготовка к погребению, в котором обязан был принять участие каждый из рода. Пока женщины омывали покойников и шили им одежды, мужчины подготавливали площадку для погребального костра, рыли котлован и навезли дров. На третий день покойников вынесли и уложили на землю, ногами на запад, в сторону заходящего весеннего солнца. Слева предварительно сложили вещи, принадлежавшие человеку в этом мире и характеризующие его, а справа символично те, которые ему могут понадобиться в другом мире для продолжения пути. Для Руса таким символом «этой жизни» жрец выбрал меч и боевые доспехи, а для жизни «по ту сторону» расшитое своеобразными узорами платье. Узоры были подсказаны духами при камлании –  внезапно жрец почувствовал себя птицей, взирающей на мир сверху. Птица –  это душа, а мир с высоты предстал в виде пёстрых чёрточек и линий, которые и были перенесены на одежду. Сегодня у жреца был ученик, парень худощавого телосложения. Мальчик с детства проявлял живой интерес к природе и осмыслению окружающего мира. Люди заметили это, и родители отдали подростка на служение культу.

– Почему пепел одних развеивают, а других хоронят в курганах? –  задал ученик очередной вопрос.

– Разница в жизненном пути. Души, исчерпавшие земные пути, устремляются с дымом к небу, а кто продолжит существование в новых воплощениях, остаются корнями в земле.

– У людей такие же корни, как у деревьев?

Жрец вздохнул. Вопросы утомляли его.

– Да, только энергетические. Они помогают быстрее осмыслить себя в новом воплощении и сориентироваться на жизненном пути. Вспомнить прошлое.

– А смысл жизни человека? Каков он?

– Совершенствование, ты же знаешь, –  терпеливо продолжал отвечать жрец. Он понимал, что каждое его слово формирует мировоззрение мальчика, возможно –  его будущего преемника. –  Тебе же рассказывали. Существует три канона: Законы природы, Завет Предков и послания Духа - откровения. Три столпа, на которых покоится наше существование. Законы природы –  это вещественный мир и как он устроен, каким был до нас, каким после нас останется; Законы задают параметры пространству и времени, как спицы в колесе. Завет –  опыт человечества, накопленный и переданный: бытовой и духовный. Первый касается обустройства бытия, материальной стороны жизни, второй –  опыт экстатических переживаний. Люди легко путают первый опыт со вторым и берут за основу материальное, позволяя ему возобладать над духовным –  это в корнях неверно, и ведёт к отчуждению человека от Духа и к вымиранию Рода; сохранять власть духовного –  наша, жрецов, первостепенная задача. Размышление, медитация, созерцание –  способы сохранения духовности общества, вот почему мы их практикуем. Последний, третий столп –  воля Духа. Его Сила. Человек может получить откровение свыше, или услышать голос в себе, –  всё это проявление некоей духовной сущности, которой не было имени даже на Древнем языке. Ты можешь получить откровение с шёпотом леса или от молчаливой чащи, увидеть в отражении озера или в небе, в поднимающемся к потолку дыму очага, или во сне. В марте, на Красную Горку, глядя на солнце. А может приключиться и так, что сердце подскажет тебе следующий шаг, который и приведёт тебя к откровению, –  всё это незримая жизнь Духа –  Силы, заставляющей биться и это самое сердце, которое без него –  просто плоть. Не обязательно знать, из чего состоит мир или собственное тело, главное –  чтобы не оборвалась эта нить... Ты понял? Или мне повторить?

Мальчик молчал, осмысливал знание. Его брови сдвинулись, как крылья взыгравшей к небесам птицы, и взор был устремлён. Жрецу это понравилось.

– Помоги-ка мне с этими коробами, –  кивнул он в сторону увесистых берестяных корзин. –  Их надо отнести к месту погребения.

Мальчик сноровисто ухватил самую большую корзину и поволок её в сторону холма по разбитой дождями тропинке, через зелёный овражек. Жрец, наблюдая это, ещё более смягчился. Когда они перешагнули ручеёк, мальчик снова спросил:

– А почему надо непрерывно думать об умерших? Обращаясь мысленно, мы помогаем их душам?

Жрец кивнул.

– Мысль –  свойство души генерировать энергию. Идея, выраженная в труде, создаёт новые формы реальности. Мысль не только материальна, она –  высшая форма материи.

– Я не понимаю.

– Какие предметы у тебя дома? Перечисли.

– Скамья, стол. Печь. Циновки, посуда.

– Всего этого, включая стены, окна –  нет в природе. Когда ты находишься в доме, ты живешь как бы в другой реальности, которую создал в воображении. Нет ни одного другого существа на Земле, обладающего такой способностью к изменению. Кроме того, мы, шаманы, намеренно развиваем это свойство души, отчего умеем генерировать энергию и другими способами, почему и можем не только создавать, но и находить иные формы реальности во времени и пространстве. Заглядывать в прошлое, будущее. Путешествовать среди звёзд.

Пригорок был крут, и они остановились наверху отдышаться. Небо показалось особенно синим, и облака были белые-белые.

– А звезды? Что они такое?

– Другие миры. Энергия, такая же, как и солнце. Только свет звезд далёк, вот они и мерцают, а солнце близко.

– А солнце из чего состоит?

– Всё состоит из частиц, это закон. Ты, я. Наша Земля –  тоже частица. Твоя мать носит ожерелье, это способ прославления духа. Потому что дух подобен скрепляющей нити, связывающей эти частицы. Пока дух живёт в тебе, ты, –  и он демонстративно обвёл небо и землю рукой, –  солнцеворот существует. Звезды мерцают.

– Но после смерти мы же тоже продолжаем существовать. В чем тогда разница?

– Ценность этой жизни в сегодняшнем дне, без которого нет будущего ни здесь, ни после смерти. У каждого человека есть Путь, предопределяющий следующий этап. Путь –  это воля Духа, исполнив которую ты становишься способен на исполнение другой его воли, и так далее. Это как движение по лестнице: без нижней ступени тебе не ступить на верхнюю. Смерти, как таковой, нет. Ты же слышал: мы перерождаемся.

– Получается бессмысленность. Жить ради смерти.

Жрец резко окинул мальчишку взглядом.

– Ты ставишь под сомнение знание, накопленное и переданное древними? Сомневаешься в значении Завета? Заруби себе это на носу: в природе нет ни бессмысленности, ни добра, ни зла. Мы не поклоняемся смерти. Мы восхваляем энергию жизни, и как персональное её воплощение - солнце. Когда умираем – да, но не сейчас, не наоборот. Черная магия это использовать жизненную силу для смертельных целей. Такой маг получает могущество здесь, но он обречёт после смерти, потому как противоречит общему Закону.

Мальчик испуганно глянул в тенистый овраг, как будто углядел там что-то особенное. Жрецу стало окончательно ясно, что его ученик не впервые задумывается о смысле жизни. И тогда он поддержал:

– Ну же! Смелее! Будь честен и правдив, особенно в чувствах. Хочешь знать –  не молчи! Лучше на словах избегнуть возможных ошибок.

– Но... –  мальчик робел, так и не отрывал глаз от земли, –  как же тогда наши поступки? Человек, бывает, не отдаёт себе в них отчета... И тогда они так бессмысленны…

– Я сказал в природе, а не в миру, сынок! Люди уязвимы, особенно когда духом слабы. Учись, будь внимателен ко всему происходящему, –  уже мягко поправил жрец. И тогда мальчик вновь посмотрел на высокую фигуру учителя ясным, открытым взглядом:

– А разве мы... не часть природы?

– Часть, –  кивнул жрец. –  Но человек только учится быть совершенным, и ошибки неизбежны.

– Почему же тогда мы не прощаем врагов? –  спросил мальчик, когда они пришли на место. –  И как в таком случае совершенствоваться, если считать, что ошибки –  необходимая часть жизни?

Жрецу нравилось, что мальчик не щурится, не избегает прямого взгляда, так и смотрит восторженно, буквально излучая желание познать, разобраться в таких, казалось бы, неразрешаемых и бесполезных вопросах, как «смысл жизни». «А ты взваливаешь на себя ношу», –  подумал жрец и ответил:

– Твои размышления ставят Завет предков под сомнение –  этим ты допускаешь ту самую ошибку, о которой и говоришь. Мысль, а следом –  поступок, ты помнишь, да? Так вот, древние накапливали знания не без угрозы для своего существования, это колоссальный опыт. С помощью него были созданы гигантские сооружения на земле, на юге – в Центре Мира, западе далеко отсюда и на океанских островах, когда человечество было едино, и мы должны бережно хранить эти знания из поколения в поколение, хоть многие из них и перестали иметь место. Почему должны? Потому что главное, это не создавать предпосылок для совершения первой ошибки: как необходимо беречь здоровье, также человеку нужно и бороться за ясность чувств, верить сердцу и следовать его порывам –  намеченному Духом Пути. В будущем люди ещё отступятся от правил, женщины начнут украшать себя не ради прославления Духа и природы, а ради тела; Завет Предков будет отринут, а материальное возобладает над духовным. Люди перестанут смотреть в небо с надеждой, потому что надежда, да и само небо, в их глазах примут иные, неживые обличья. А природу обзовут, как и нас, своих предков, дикими, –  жрец усмехнулся. –  И эта неизбежность есть обратная сторона свойства изменения, свободы мысли. И только духовное начало способно этой мысли, этой свободе не потеряться во тьме неведения. Как Дух творит мир вокруг, так и душа способна влиять на личность в той же степени, как сама смерть разделяет душу и тело, сохраняя главное.

– Но как человеку поверить в необходимость жить ради духовного прозрения? Ведь за телом необходимо постоянно ухаживать, оно так слабо.

– Да, ты прав. Обычному человеку, мирянину прозреть не под силу. Необходима практика отличного от бытового образа жизни. Это одна из причин существования как жречества, то есть нашего Ордена. Так и Вече – свода мирских законов. Суровые условия природы сложили предпосылки для возникновения духовных практик, которыми так богата наша обрядность. Я буду учить тебя разным техникам, пока ты не отыщешь свой путь.

– Это означает, что я никогда не смогу быть с семьей? Жить обычной жизнью?

– Скорее всего. Одиночество целеустремляет и делает собраннее –  это необходимое условие. Ты должен быть готов на многие жертвы, но, может статься, случится и иначе. В прошлом имеются примеры, когда не только шаманы, но и даже жрецы обзаводились семьями. Ты можешь оставить наш разговор и посвятить жизнь обычным делам общины. Носить эти корзины тоже большая честь.

Мальчик снова задумался.

– Теперь ты можешь представить, с каким трудом древние добывали знания. Ни словами, ни чувствами их извлечь было невозможно, –  продолжил жрец. –  Только действия и результат. Многие души не возвращались. Вот почему, даже зная о будущем через Откровения, мы не считаем сегодняшние наши действия бессмысленными, и продолжаем традиции. Если бы люди только размышляли и говорили, то человечество бы давно вымерло, как многие предыдущие до нас существа.

И внезапно он сел на пригорок и замер, отрешённым стало его лицо. Мальчик понял, что жрец в трансе, и спустился обратно к ручью, пошёл за оставшимися корзинами. На третий раз жрец пошёл тоже.

– У тебя есть ещё ко мне вопросы?

– Учитель, ты говорил, что Дух как нить. Что он? И как связывает?

– Это тайна, неподвластная пониманию. Она –  это связь между жизнью и смертью. Дух вынуждает материю двигаться и взаимодействовать. Ты –  придорожная пыль. Я –  придорожная пыль. И любой из живущих, не зависимо от заслуг. Но наступает время, когда пыль эта становится глиной, у глины появляются контуры и плоть, открываются глаза. И обычная пыль, связанная водой и огнём, непостижимым образом становится способна чувствовать и понимать... Но «почему» будет доступно только на следующем уровне воплощения.

– А будущее? Какое оно?

– Мы уже говорили, что в будущем люди потеряют веру в духовное начало. Как это произойдет? Вот, послушай. Красота –  глаза Духа: люди перестанут видеть, потому что изменятся наши взгляды на прекрасное. Природа –  уста Его: в результате отчуждения человека от природы исчезнет понимание. Чувства –  язык, связь: отречась от чувств ради материальных выгод, человек потеряет единство со всем живым, и то, что мы называем «мир духов», перестанет для нас существовать. В храмах останутся и позолота, и лики. Даже огонь будет продолжать гореть… Но люди забудут, что золото – это честь солнцу, а лики – деяния предков. Примут на веру абсолютно абстрактные понятия, которые нельзя ни почувствовать, ни тем более понять. Такими людьми без стержня внутри будет легко управлять. Я даже не представляю, что будет с нами, хранителями древнего, единого знания.

Они понесли ещё по корзине.

– Дух умрет?

– Нет, но новые хозяева придумают ему имя, буквально очеловечат его. А миряне ослепнут, можно сказать и так. Будут блуждать, как по лесу. В темноте.

– Но зачем людям такие страдания? Это испытание?

– Я не знаю. Может быть, ты найдёшь ответ на этот вопрос? Мы, жрецы, добываем знание, это наша обязанность после служения Столпам. Может, это тебе дано с помощью видений принести Роду новое знание о будущем, и даже изменить его. Кто знает? Ищи и найдётся. Укрепляй род. Многие люди не задумываются о смысле жизни, они проходят лишь воплощение, промежуточную форму. Но ты –  должен, раз ты такой странный с детства, задумываешься и прислушиваешься к голосу в себе, отличаешься от всех, изгой. Мы, хранители знаний, занимаемся тем, на что в обычной жизни просто не хватает времени. Предки решили мудро: одни добывают пропитание, другие –  знания; одни заботятся о пище земной, а мы о духовной. Такова судьба Ордена из века в век.

– Это означает, что у меня нет выбора, – сказал юноша обречённо.

– Выбор есть всегда, нужно только отбросить ложные стереотипы. Человек отвечает только перед Духом, подчиняться его воле или нет. Это может быть служение Роду, но чаще, так заведено, начало пути заложено, как упавшее семя, в самом человеке. Дух требует от тебя определённых действий, ориентируя чувствами. Если ты подключаешь к этому процессу сознание, то начинаешь движение. Потому что осознаёшь причинно-следственную связь. Ты можешь сопротивляться и двигаться по кривой, даже бессознательно, но так или иначе движение твоё в определённую известную точку. Раз ты здесь, со мной, и участвуешь в погребальном обряде, значит, путь твой уже намечен. Но ты вправе отказаться, пойти другой дорогой –  но это ничего не изменит. В следующем воплощении ты снова окажешься на той же развилке, перед тем же выбором. С теми же корзинами. И пирожками в них.

– Ориентация чувствами это мои желания? Склонности?

– Да, если не сказать больше. К чему безудержно тянет. Например, мне всегда нравилось бесцельно бродить в лесу. Я заходил всё дальше, и вот результат. А Владу нравилось горшки лепить. Так недавно он такую залежь нашёл, что на несколько поколений хватит, и обжиг освоил по-новому. Горшок у него получается тонкий и прочный, случайно не разбить! Так что, всё начинается только здесь и только сейчас. Ты ищешь ответы, что-то находишь, что-то нет. Это и есть Путь. И Путь –  это не количество припасённых на зиму бочек солёных грибов. Даже если собирать грибы –  твой путь. Потому что одному и бочки не съесть.

Тем временем солнце пошло напокать. Они спустились в котлован и стали, перешагивая через длинные тени, раскладывать сломанные стрелы, куски руды, украшения и другие ритуальные предметы вокруг покойников по дну будущей могилы.

– Почему все эти предметы сломаны?

– Ты уже знаешь, –  сказал жрец, беря в руки глиняную чашку. –  То, что здесь, в Яви, не поддаётся пониманию, по ту сторону –  в Нави, становится известно. Тоже происходит и с предметами: они преобразуются, вот почему «здесь» должны быть испорчены. Когда душа появится там, то и предметы, погребённые с телом, появятся вместе с ней. Назначение предметов –  помочь душе в странствиях, поиске нового воплощения. Если предмет положить в могилу целым, то «там» он окажется сломан.

– А украшения? Они целы.

– Это символы. Вот этот –  солнца, символ хорошей погоды и тепла. Те сходящиеся линии –  символ устремления, а эти черточки изображают перья, т. е. легкость движения. А вот это изображение медведя может понадобиться душе, странствующей по лесу, где много медведей. Оно защитит.

– Дядя Зорян, –  произнёс мальчик, глядя на покойника.

Да. В юности Зорян приручил медведя, а потом убил его, вот я и кладу рядом с ним оберег. Через полгода душа потеряет окончательную связь с духом и попадёт в Правь –  до этого момента она должна успеть переродиться, и мы помогаем ей в этом.

И жрец с силой грохнул глиняную плошку о камень и сложил получившиеся осколки рядом с «медведем».

– Навь существует и здесь, но в скрытой форме. Она это «мир духов», с которым тебе надо будет научиться сосуществовать. Может быть, ты ещё совершишь паломничество в Центр Мира, увидишь пирамиду. И переживёшь в одном из храмов 40 – дневную медитацию – Обряд смерти, как другие. Там даже крышки символичных могил подогнаны к самим могилам так, что луч света не проникает. Или станешь Служителем огня. В любом случае, тебе надо будет выбрать один из Путей Посвящения, если ты захочешь остаться в Ордене. А пока наблюдай.

И продолжил:

– Со смертью человека мир для него обновляется, как из руды при выплавке появляется железо. Лишнее остаётся, и «там» появляется, что «здесь» мы называем «суть». Поэтому смысл жизни не в том, чем ты живешь, а как. Кто ты здесь –  тем там и явишься. Убивал –  значит, будешь неоднократно убит. Чревоугодничал –  воплотишься желудком. Не слышал сердца, жил ради материальных выгод –  значит, не будет пути. Душа потеряет связь и окончательно исчезнет.

– А войны? Они тоже убивали.

– Да. Но и защищали Род, умерли ради сохранения Рода. Это воины Духа. Воин это не обязательно человек с мечом, скорее уж с огнём... Это Древняя война продолжалась, когда и мечей ещё не было. Может быть, и ты был таким войном. Иногда шаман узнаёт в своих странствиях по мирам, кем был в дальних прошлых жизнях.

– А кем ты был в прошлом?

– Всё в этом мире для шамана имеет значение необходимости. То есть знание является затем, чтобы ты приложил усилия для поиска нового необходимого знания. В мире духов знание это груз физический. Ты можешь пройти дальше и взять больше, но чем дольше ты там, тем быстрее забываешь об этом мире, и чем больше берёшь, тем тяжелее дорога назад. Человеческая душа в мире духов имеет вид человеческого тела. Иногда животного. Тебе незачем знать о моих воплощениях. У тебя свой груз.

– В мире духов и погода как настоящая? И лес?

– Даже более чем. Погибнуть тоже можно по-настоящему. В Нави множество миров, существ. Мы путешествуем до 9 мира. Миром духов мы называем первый мир от нас.

– Шаман помогает душе обновиться?

– Да, как мы уже говорили. Преображение души осуществляется испытанием, и наша обязанность облегчить этот «переход». На это будет нацелен мой танец: душа умершего совершит то, что покажет моё тело. Но сегодня особый случай, –  вздохнул жрец, давая повод для нового потока вопросов.

– Какой? –  тут же встрепенулся мальчишка.

– Две души из разных миров. Они должны встретиться.

– Но зачем?

– Здесь можно только гадать. Корни уходят в прошлое, а древность погружена во мрак. Войны Духа берут начало оттуда, это старшие души, которые давно прошли круги земных воплощений, но ещё пребывают на Земле в качестве особых миссионеров.

– А что за война?

– Оо-охх, –  протянул жрец. –  Я скажу так: вот почему мы, люди –  Дети Солнца, дословно –  способные излучать свет. Вот нашёл ты золотой самородок, рад находке и счастлив. Но приходит холодная ночь, и тьма захлёстывает всё единой волной: не только золото обесценивается, а даже лица перестаёшь видеть, и главным становится любая кроха тепла. Тогда ты берешь, и зажигаешь свет. Тьма страшнее всего, и Дети Солнца всегда боролись с ней, хоть и не считается она врагом.

– Издавна сражаться, и не считать врагом? Как это может быть?

– Потому что таков ещё один Закон природы –  солнцеворот. Круговорот существует не только воды, а всего. То, что растёт из земли, мы используем и сами попадаем в землю. Дрова превращаются в дым, дыхание отравляет воздух, но в той же степени воздух и возвращается к нам обновлённым, как и весна. А добро, зло... как я уже говорил –  то исключительно твоё отношение к миру и жизни. Воин духа это не только человек, способный зажигать свет, но и духовное существо, способное бросить вызов тьме и разить её. Тьма не должна наступить.

– А что будет, если она наступит?

– Вечный холод. Земля вновь остынет, и теперь, возможно, жизнь покинёт её навсегда. Свойство тьмы –  формировать небытие. А ты, генерируя энергию, формируешь бытие. Строишь свой дом, о чём мы уже говорили. Ладно, – и жрец присел на колени перед покойным. – Конец разговорам, солнце садится. Тебе уже есть над чем снгодня подумать, правда? Подай-ка мне вон ту баночку с охрой, да, эту. И в плошку плесни воды... отлично. Пора нарисовать мёртвым их новые формы тела и лица.

И он черкнул первый мазок:

–  Вот так, Зорян.

Началась подготовка к трапезе. Бабы принесли еды, разложили на скатерках хлебные лепешки, мёд, овощи и фрукты, копчёное мясо. Мужики расставили циновки и вкопали шесты со светильниками. На лицах людей не было ни скорби, ни даже печали. 

– Отмучалися, ребятушки! –  мечтательно улыбнулась курносая баба в сарафане, бухая на землю корзину с хлебами, и выставив руку козырьком, пригляделась в небо. –  На небеси теперь полетят!

– Дай дух им всего! –  вторила её подружка с кувшинами, подпоясанная лычкой, и убрала выпавшие из-под красного платка волосы, поправила косу. Тут подсыпали ребятишки, которые давно ошалело носились по поляне. Они, подстрекаемые веснушчатой пигалицей, стали сновать взад-вперед средь двух баб и их корзин, с криками, гиканьем стараясь поймать друг друга. Люди воспринимали погребальный обряд не иначе, как праздник.

Обряд начали к вечеру. Вече открыло его приветственным словом. Жрец выступил из сумеречного леса пришельцем из другого мира, облачённым в шаманское одеяние, с пышным головным убором из перьев ворона, сокола и сойки, и открыл торжество ударом в бубен под воцарившееся молчание нескольких сотен пар глаз. Сопровождающие шамана музыканты выстроились по сторонам. Предстояло зрелище, и даже веснушчатая пигалица притихла. Ведь вскоре душа шамана отправится в путешествие, и то, что увидит она, изобразит тело. Взвилось пламя погребальных костров, и жрец под удары бубнов стал погружаться в транс. Вначале его танец показывал жизнь усопшего, затем его смерть, следом будущее, поочерёдно для каждого. А тем временем начался пир, назначение которого –  почтить память героев. Считалось, что на поминальном пиру усопшие в последний раз вкушают вместе с живыми –  и каждый из рода старался обратиться к мертвому со словами так, как будто тот ещё здесь, сидит рядом на специально отведённых для этого местах. «Прощай, Рус, доброго тебе пути!» «До встречи, дорогой друг!» «Я буду чтить твои заветы, отец!» «Поклон от нас предкам!» За полночь шаман вошёл в глубокий транс, и теперь его движения на фоне костров, которые продолжали поддерживать, приняли конвульсивный характер. Страшные крики сопровождали танец, звериный вой и громоподобные взрывы голоса сменялись тихим, ритмичным шёпотом и ё– каньем. Вот –  внезапно все угадали в движениях война, который пал от смертельной раны, а тут вдруг поднялся на ноги и пошёл куда-то. «О– о– о!» –  пронесся глас одобрения по толпе, ибо многие по походке угадали Руса и поняли, что душа шамана увидела его. Тем временем воин шёл, прислушиваясь, по холмистой местности (шаман то вытягивался, то горбился, как будто шёл вверх –  вниз), и вдруг зрители увидели старика. Вот старик говорит, а воин отвечает.

– Он повстречал старика, –  восторженно шепнул кто-то соседу. –  И тот подсказывает дорогу. Интересно, кого из предков он повстречал?

– Говорят, предки принимают любые обличья, даже деревьев, –  ответил собеседник и мельком глянул на опушку, где на фоне звёздного неба чернели верхушки елей.

Что это был старик, угадывалось по лицу. Больше не тело выражало эмоции незримых героев, а лицо шамана, то гротескно-печальное, то страшащее улыбкой, то посеревшее, а то светлое, как лицо девушки. Именно лицо, многократно преображаясь, так поражало зрителей. И в обычной жизни лицо шамана- жреца выглядело удивительно: с виду –  молодое, а со стороны –  лицо старика.

Следом шаман изобразил, как воин идёт по мосту, как огненные змеи борются с тьмой и встречу двух душ. Уже много часов шаман плясал, изображая невидимую жизнь героев, и только глубокой ночью, закончив своё бессловесное олонхо, свалился от усталости на землю и мгновенно заснул. Ему омыли, как полагается, лицо и ноги, подложили под голову свёрток из душистых трав и укрыли шкурой. Прощание с мёртвыми закончилось, погребальный обряд близился к завершению. Пепел одних пустили по течению реки, других –  развеяли по ветру. Руса сожгли на отдельном возвышении погребального комплекса, над которым впоследствии соорудили земляной потолок: через полгода, когда душа окончательно переселится в Правь, заранее надрезанный каркас из жердей треснет, и потолок провалится. К утру всё было закончено. Оставалось последнее действие: перед самым рассветом каждый должен был взять горсть земли, кто сколько, и бросить на пупе, в сторону восходящего солнца. Так будущий курган становился крутым с восточной, и пологим с западной стороны.

Святогор зачерпнул много земли, но рана не дала ему её поднять. Тогда на помощь пришёл Словар, и разделил с родственником ношу. Когда они кинули землю, перед тем, как навсегда покинуть могилу, Словар задумался.

– Что-то не так, сомнения охватили меня. Рус был праведный и опытный, сильный духом воин, и погиб так случайно. Почему?

– Почему был, –  остановился и Святогор, и в блеклых глазах его заалел рассвет. –  Он есть, но теперь –  там.

– Да, но не с нами! С нами же его нет! Забудем о мире другом, обо всём по ту сторону, потому мы –  на Земле. И я скорблю. Как мог он, мастер своего дела, отвлечься? Нелепая смерть!

– Человечность, –  вздохнул Святогор. –  Что мы без неё? Брошенный камень, сеющий только смерть. А человечность –  высшее мастерство и благо резчика.

– Вот именно, –  ещё больше нахмурился Словар. –  И природа не поспособствовала его спасению.

Теперь нахмурился и Святогор:

– Странны твои слова... Видно, горька печаль. Ты скорбишь, потому что потерял друга. Так послушай! Если Рус достиг своего предела на Земле, если выполнил всё предназначенное –  зачем ему оставаться? Его душу ожидают иные дела, и он знал об этом –  с этой мыслью жил, как истинное Дитя Солнца, с этой мыслью шёл в бой. Отправившись в обитель смерти, Рус только доказал как разумность природного начала, так и справедливость жизни. Иначе с ним не могло и случиться! Банальности из смысла жизни создают сами люди. Значит, такова судьба! Если бы он остался, люди не запомнили бы его таким. И спасённый им человек, ты видел, как он переменился? Он не с нами, сидит отдельно, но скорбит вместе со всеми – изменились и его мысли, и отношение – взгляд на вещи. Какую он теперь сыграет судьбу?

– Да, наверное, ты прав. Я потерял друга, мои чувства больше от одиночества. Всего лишь жалею себя.

– Ничего, всё проходит, чтобы повториться вновь. Жизнь мудро учит нас, –  закончил Святогор.

7.

В бесконечной череде воплощений мы спотыкаемся о чувства и теряемся в воспоминаниях просто потому, что сильно привязываемся к ним. Каждый несёт свой груз, без него невозможно идти, как без необходимых предметов, - однако, они, эти вещи и явления повседневности, всего лишь наглядная форма, за которой скрывается сама суть. Что уже она? Повторение жизни? Дорога без конца или наоборот – сама безбрежность? Ответ может быть только в одном. Кто не теряет острия духа, не забывается в обманах и самообманах, и стремится не смотря ни на что к той белой крапинке – вершине, виднеющейся сквозь сумрак чащи, - именно тот и находит эту суть. Как и каждый обретает только то, что сумел в стремлениях пережить.

Там, где не горит ни одного огня, но всегда светло. Где нет дорог, но прямы все пути. Что оно? Первородное состояние вещества? Небытие? А что тогда бытие? И когда он забрезжит, этот рассвет? А он – что? Лишь знакомое слово… И вот – «я слышу». Но что? Звук… Звучит! Ручей бежит! Речь… Ре-ка… Ка – это же я, дух. Что она? Это же песня… Предки!

Узор, вышивка на рукаве чуть блеснула. И Рус вспомнил.

– Агни? – Рус протянул руку во тьму, к песне. – Ты здесь?

– Кто здесь? – раздался и женский голос. – Что это? Песня?

– Предки, – и Рус попытался нащупать её руку, но было пусто, только голос во тьме. – Понимаешь слова?

– Ты тоже слышишь? – сказал дух.

– Я не понимаю слов, – Рус понял, что Агни, это ещё только его мысль. И подумал: «Как я!!! Пока сама не вспомнит!» 

– «Тебя любят, тебя ждут…» Странная песня!

– Это предки поют нам. Зовут! Чтобы мы нашлись! Кто ты? 

– «Как хорошо, что вы не утеряли нить в сомнениях и нашли путь»… О чем это?

– КТО ТЫ?

– «…друг к другу». Рус!!!

В этот момент он выхватил её руку из тьмы и привлёк к себе.

– Долгий путь, - выдохнул он. _ На границе миров, где потоки несутся в разные стороны. И шансов почти нет.

– Древняя война! Это всё она. Я вспомнила всё.

«А теперь идёмте в наш хоровод!» - продолжала звучать песня уже совсем близко.

2001 – 2018


Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.